Главная

Etxea Елены

Будьте прокляты, палачи!

Исповедь Дракулы

Эускади-мозаика

Силиконовые куклы Елены Артамоновой

Мистические триллеры

Детские детективы

Рассказы

Рукоделие

Фотоальбомы

Гостевая книга

Елена Артамонова: несколько строк о себе

Вольная тема

Библиотека Елены Артамоновой

Книжная полка

Беседы с друзьями

Форум

Карта сайта

    

"Тьма и Свет" Елены Артамоновой



Часть I. Продолжение

1   2   3   4   5   6   7   8   9   10

Запоздалое раскаяние

Подъезжая к дому, Мерэна увидела Лоригану, стоящую у распахнутой двери. Взволнованное выражение ее лица насторожило Мерэну.

- Елло бежал. Часа два, как мы расстались. Ты легко нагонишь его. Елло просил передать, что намерен пробираться в Гризонтию, где и будет тебя дожидаться. В Рин-пи, портовой таверне.

- А Ила?

- Илы нет. Она не удержалась на крыше храма. - Лоригана заговорила торопливо, пытаясь наполнить возникшую пустоту потоком слов. - Елло верит, что больше с тобой не разлучится. Он обещал каждый вечер приходить в таверну. Мерэна, если нужны деньги на дорогу - вот… Все, что у меня есть. Немного, правда, но…

- Спасибо, Лоригана, спасибо. Оставь себе. Она умерла сразу?

- Не знаю…

- Великая жрица простила меня. Я иду в храм.

За сына Мерэна не тревожилась, уверенная, что тот сумеет постоять за себя, выкрутиться из любой истории. Понимая, что ей не в чем упрекнуть Елло, тем не менее, она не могла видеть его. Может быть, когда-то, в далекой Гризонтии, но только не сейчас.

Мерэна не испытывала к дочери любви. Разве что в далеком детстве. Но со временем проявились черты характера Илы - робость, застенчивость, пугливость. Мерэна не могла понять человека, столь разительно не похожего на нее, а ведь это была ее собственная дочь. Непонимание, несходство вызывали неприязнь. В сравнении с братом Ила и вовсе походила на бледную сонную тень. Елло - сильный, злой, отчаянный, способный вынести любой удар и не сломаться, вопреки всему достичь своего. А Ила… Религиозные измышления Мерэны окончательно притупили любовь к дочери. Она представлялась ей посредственным человеком - иными словами, "никаким", иными словами, недостойным жизни в "подлинном мире".

Мерэна прекрасно понимала, что нельзя так относиться к собственному ребенку, но ничего не могла сделать с собой. Она старалась заботиться об обоих детях одинаково, но поступками ее руководил долг, а не сердце. И только теперь, когда Ила была мертва, Мерэна поняла, что так и не узнала своей дочери. А смерть пришла по вине матери. Увлеченная изысканиями истины, она с легкостью шла на риск, втягивая в опасный водоворот и детей. И вот - Илы нет. Пришло пробуждение. Несуществующие плиты несуществующего храма оборвали сон. А там - высший разум, истина, счастье, свобода? Пустые слова, слабое утешение… Илы нет на этом призрачном, нереальном свете. Пусть все сон, но пока он длится, страшно пробуждение. Или впереди мрак, пустота, небытие? Мерэна больше не верила ничему. Ни тому, что доказывала своим слушателям во время долгих ночных бесед, ни в царство Тьмы, ни в рай, ни в ад. Что значат все эти пустые фразы, когда Ила умерла? Ила, которой всегда недоставало заботы и ласки. Ила - нелюбимая матерью и постоянно запугиваемая братом маленькая девочка, ничего не успевшая увидеть на этой земле. Ее дочь…



Елло

Два года из вечера в вечер приходил Елло в портовую таверну, и никакие события не могли нарушить заведенного порядка. К Елло привыкли, он стал казаться обязательным дополнением к скудной обстановке забегаловки, и даже разбитные портовые девицы уже не досаждали молодому красавчику своим кокетством. Дни мелькали, Елло все чаще задавал себе вопрос, сколько продлится ожидание, но с отчаянным безысходным упорством вновь и вновь возвращался под закопченные, пропахшие винными парами своды и ждал, ждал. Он не мог представить, что мать не разыщет его. Они просто не могли не встретиться. Елло опротивел Рин-пи, опротивели до боли знакомые рожи завсегдатаев грязной забегаловки. Вдоволь наглядевшись на безобразны сцены и пьяные драки, ежевечернее случавшиеся в сумрачном зале таверны, он дал зарок никогда не притрагиваться к спиртному и заодно люто возненавидел всех пьющих людей.

Елло мечтал отправиться в дальнюю даль, к новой неведомой жизни, полной риска и счастья, и с тоской глядел на отплывающие корабли. Каждый вечер он ждал - сейчас распахнется с грохотом дверь, будто от шквала соленого ледяного ветра, и на пороге появится высокая, ослепительно прекрасная женщина с порывистыми резкими движениями и великолепной копной густых иссиня-черных волос.

Шумная гурьба подвыпивших купцов с корабля, приплывшего из Розенгрии, праздновала возвращение из успешной поездки. Елло невольно слушал веселую болтовню, доносившуюся из противоположного угла таверны. Его губы то и дело кривились то ли в усмешке, то ли в гримасе, когда до него доносились особенно глупые или похабные реплики гуляк. Более всего он желал, чтобы эта компания в полном составе отправилась ко дну, внеся тем самым некоторое разнообразие в рацион морских обитателей.

Хриплый бас коренастого мужика с рыжеватыми волосами перекрывал остальные голоса. Он громогласно рассказывал о своих похождениях в Розенгрии.

- Ну, после того, как я надул этого идиота, заглянул я проездом в Алинери. Там у меня одна вдовушка знакомая живет-поживает. Зад - во!

- У тебя в каждом городе по жене.

- А что? Что мне, жалко, что ли? Всем хватит. Ну, значит, приехал я туда, а в городе потеха… душегубицу, понимаешь, изловили. Злодейку. Ну, сущая ведьма. Чтоб баба стольких мужиков извела - ну вообще… И если бы еще из корысти жизни лишала, так нет. Из-за веры. А вера у нее бесовская - будто зло должно владеть миром. И никакого тебе, понимаешь, равновесия сил. Ну так вот, она и считала себя орудием в руках духов Тьмы. Если, конечно, у них есть руки - ха-ха! Мол, какая гадость у них не заладится, она возьмет и доделает. Да как! Головы резала кому не лень, но это потом, а сперва глаза выколет, да правую руку, непременно правую, у бедолаги оттяпает. В тайнике ее нашли целый мешок этих рук сушеных…

- Врешь ты все, Аг. Или твоя, которая с такущим задом, уморила? Теперь тебе и кажется, что бабы - ведьмы!

- Заткнись, Жентор! Что, у меня больше дел нет, как тебе врать? Да спроси у Карда.

- На этот раз Аг говорит чистейшую правду, - произнес молчавший до сих пор мрачноватого вида купец, по-видимому, пользовавшийся уважением в этой компании. - Жрица местного храма лично зачитала все обвинения. Разве служители Великих сил могут лгать?

- Ну, в общем, казнили эту тварь, - отхлебнув вина, Аг продолжил рассказ. - Да не как-нибудь, а на ее же манер. Сперва, значит, руку отрубили - раз, потом глаза выкололи - два, ну, а напоследок - три! Голову - чик! А труп сожгли…Только зря они так поступили, надо было чертовку живьем подпалить. Люблю, когда они визжат.

- Как звали ту женщину?

- Гляньте, как юнец побелел. Струхнул, видно. Не трусь, малыш, твоя башка на твоих плечах останется. Нету больше душегубицы. Если тебе кто голову и отрежет, то уж точно не эта ведьма. А звали ее, звали… То ли Маргита, то ли Мерэна… Ну, так, когда ей голову рубили, как только за косы схватили и на помост опрокинули, моя красотка в обморок и плюх на землю. Я ее поднял, отряхнул…

Елло вышел из таверны. Время ожидания кончилось. Соленый ледяной ветер сдувал слезы с лица.








Поиск по сайту



Новости сайта

Архив новостей