Главная

Etxea Елены

Будьте прокляты, палачи!

Исповедь Дракулы

Эускади-мозаика

Силиконовые куклы Елены Артамоновой

Мистические триллеры

Детские детективы

Рассказы

Рукоделие

Фотоальбомы

Гостевая книга

Елена Артамонова: несколько строк о себе

Вольная тема

Библиотека Елены Артамоновой

Книжная полка

Беседы с друзьями

Форум

Карта сайта

    

"Тьма и Свет" Елены Артамоновой



1   2   3   4   5   6   7   8   9   10

Часть II. Тьма над Альдекцией

Сомнения короля

Пыльный тракт под вечным небом, истоптанный миллиардами ступней - ты уходишь в Бесконечность. Расходятся, пересекаются тонкие цепочки следов, идут и обрываются. И поступь новых поколений стирает их хрупкие контуры. Помыслы и стремления, боль, разочарования, надежды, трагедии и триумфы минувших дней клубятся мягким прахом под их ногами. И бесстрастно взирает небо на суетную круговерть жизни…

Личные проблемы часто тревожили Линтрие Рале больше, нежели судьба страны. Король равнодушно относился к бесчисленным смутам, раздиравшим Альдекцию, государство, с таким трудом созданное его матерью, почти чудом еще единое, еще не разорванное на клочья, во многом благодаря жрице Великих сил Элде Анорис. Линтрие Рале не желал зла никому, но почему-то день ото дня все трудней, невыносимей жилось в Альдекции. В Розенгрии, Гюльбале еще помнили иные времена, прежнюю волю. Крайне неохотно уступал король требованиям Элды, скрепя сердце, шел на новое кровопролитие - подавление восстания. Линтрие хотел мира и справедливости и часто уступал вполне обоснованным, на его взгляд, требованиям мятежников. Он верил в силу разума и не желал лишних жертв. Таким был сын Великой Ардекьянды - Линтрие Рале.

И сейчас, душным летним днем 22411 года, восьмого цикла, король Линтрие, отрешившись от государственных забот, размышлял, вправе ли он, пусть даже только в душе, любить прекрасную и загадочную женщину, чей взгляд завораживал, любить, пренебрегая супружеским долгом. Он глубоко чтил королеву Илету - преданную, чуткую, но… Это "но" терзало сердце Линтрие. Элда Анорис, несравненная Элда - верная помощница и друг. Только друг… Ни разу, ни малейшим намеком, жестом, словом король не выдал себя. Но жрица Света и Тьмы, недоступная, с жестоким сердцем и холодным разумом, сама того не желая, давно завладела душой Линтрие.

"Элда… Что знаю я о ней? Мудрость змеи, ослепительная красота, холодное сердце. Двадцать лет мы идем одной дорогой, а она все такая же загадочная и недоступная. Ты подобна далекой звезде, Элда. Яркий ровный свет твоих лучей достигает Земли и одинаково радует взоры нищих и королей, юношей и старцев. Способна ли Элда любить? Или силы Света наделили ее всем, кроме этого дара? О чем она думает бессонными ночами? Или совесть ее так чиста, что спит она крепко, без сновидений? Неужели только в служении Великим силам ее предназначение? Элда, ты человек или дух Света? Неужели никому до конца дней своих ты не скажешь: "Любимый"? А годы идут. Что ждет тебя, Элда? Увянет дивная красота, не золотом - серебром станут отливать шелковистые волосы, и ничья чужая рука не дотронется до них, ничьи уста не коснутся твоих уст… Я грежу наяву. Довольно. Как можно забыть о той, что подарила мне сына, наследника, что любит меня? О моей Илете. Как можно мечтать о чужой, пусть прекрасной, гордой, но чужой женщине, отвергая близкого человека?.. Безумец! Сейчас пойду к Элде, паду на колени, поведаю обо всем, и она укажет мне верный путь. Только сама Элда может разрубить этот тугой узел. Каково бы ни было ее решение…"

Король украдкой, точно вор, выскользнул из дворца, будто каждый мог прочесть в его глазах тайные мысли, лишавшие покоя. Храм, с детских лет приводивший Линтрие в трепет. Его уходящие во тьму бесконечные коридоры, строгое безмолвие черных и белых стен, зияющий провал жертвенного колодца - знакомый, но чужой холодный мир. Сотни раз Рале бывал в храме Великих сил, но сегодня все здесь казалось нереальным, будто слепленным из тумана. Элда неслышно вышла из-за темного занавеса, белые локоны рассыпались по ее плечам, а темные бездонные глаза смотрели, казалось, прямо в душу королю. Будничный тон жрицы развеял грезы.

- Я ждала вас, Линтрие.

- Ждали, Элда?

- Неудивительно. Дела идут из рук вон плохо, но вы, кажется, не замечаете этого. Нам надо многое обсудить. Елло Инел Ардегс - вам говорит о чем-то это имя?

- Я знаю, кто он. Но сейчас не желаю слушать о каком-то Ардегсе, даже из ваших уст. Не время…

- Вот как? Ваше величество…

- Элда! Годы молчания - это страшно, непосильно. Но я ни на что не надеюсь, нет. Лишь прошу совета у Великой жрицы, мудрой и беспристрастной. Элда, я люблю вас уже двадцать лет.

- И это говорит король! Вы забываете о долге.

- Илета?

- Речь не о ней. Страна в опасности, рушится все, с таким трудом созданное Ардекьяндой, а ее сын не желает ничего замечать. Не терзайте себя надуманными муками. Линтрие, поймите, вы, прежде всего - король, потом уже человек.

- Король не может не быть человеком.

- Мы вкладываем в это понятие различный смысл. Одумайтесь. Я служу Великим силам, вы - стране.

- Но жрице Света и Тьмы дозволяется вступать в брак.

- Оставьте эту тему. Да - дозволяется, да - вы можете развестись с Илетой. Да, королю дозволено все, кроме одного - губить свою страну. А вы как раз идете по этому пути.

- Это отказ?

- Разумеется. Вы всегда много рассуждали о долге и справедливости… Теперь ищете у меня совета, как поступить с нелюбимой женой. Мучитесь от своей измены и пытаетесь разделить эту ношу со мной. Оставьте личную жизнь слугам. На нас обоих лежит слишком большая ответственность. Вот совет жрицы.

- А женщины?

- Я никого никогда не любила.

- Элда…

- Довольно. Елло Ардегс сумел собрать вокруг себя всех недовольных, обиженных, обездоленных… Ворота городов распахиваются перед ним. Горят храмы Великих сил. Ардегс не только разоряет нашу страну, но и убивает нашу веру. Везде, в разных концах страны, одно и то же, и везде звучит имя Ардегса. Надо в корне пресечь смуту. Решительно. Немедленно. Пока не поздно.

- Элда, я король и сам решаю все. Спасибо, что напомнили об этом. Деяния Елло Инэла Ардегса не представляют особой опасности для государства - рядовой, заурядный мятеж. Не первый… Но мне надоело губить невинные души, потакая вашему жестокосердию. Я встречусь с Ардегсом, узнаю его требования, и мы вместе найдем выход. Не сила, а разум и добрая воля принесут спокойствие и мир.

- Линтрие, духи Тьмы помутили ваш разум!

- Служите своим духам, а я буду служить стране!

Король покинул храм, не простившись с Великой жрицей. Но уже за его порогом возмущение стало затихать, уступая место недовольству собой. "Первый раз я так груб, и с кем! Элде надо было дать время подумать. Она просто не ожидала услышать от меня такие слова. Отсюда резкость тона. Увы, Элда жестока, вот единственный и главный ее порок. У жрицы каменное сердце. Ей не дано понять боль других. Мои терзания для нее пустяк - мои, короля. Что тогда говорить о толпах холопов, они - прах, который так легко попирать. Взять того же Ардегса. Элда ровным счетом ничего о нем не знает, но готова без промедления предать смерти. А если его ведут на бой благородные чувства и устремления? Если он хочет добиться справедливости? Есть у нас общие цели - может случиться и такое. Немедленно начну переговоры…" - впервые за долгие годы Линтрие Рале не прислушался к совету жрицы.





"Я ошиблась, и моя ошибка дорого стоит. Нельзя в подобном тоне говорить с Линтрие. Король иногда бывает несговорчивым и упрямым. Теперь его не переубедить".

Элда собиралась выйти из зала жертвоприношений, но знакомое покалывание в висках задержало ее. Вскоре смутные контуры будущего открылись Великой жрице. Она стояла, вцепившись руками в занавес, напряженно вглядываясь в темноту Бездонного колодца. И не было сил оторваться от нахлынувших видений…

Кровь черного лебедя стекала тонкими струйками по жертвенному алтарю. Элда смотрела в слепые жемчужные глаза духов Тьмы. "Они не примут этой жертвы. Они не утолят свою жажду кровью черной птицы, им нужна людская кровь, океан людской крови…"

Распростершись на ледяных плитах, Элда Анорис исступленно молилась Великим силам, заклиная отвести беду, молилась, чувствуя, что ничего уже не изменить, не отвратить катастрофы. Первый камень лавины сорвался с горы…



Запретная любовь

Великая жрица до последнего мгновения не верила, что Елло Ардегс осмелится прийти на встречу с королем. Всякий расценил бы предложение Рале как попытку заманить в западню. Но Ардегс явился в назначенный срок, и ни тени страха не было в его глазах. Элду поразил облик Ардегса. Наслышанная о его неблаговидных поступках, жрица ожидала увидеть человека, на чьем лице запечатлелось отражение пороков и черных мыслей. Но Ардегс вовсе не походил на злодея. На вид Елло было лет двадцать пять, не больше, хотя Элда знала, что ему уже за тридцать. Лицо его отличалось безупречной выверенностью черт и редкой, почти совершенной красотой. Однако Элду поразило иное - абсолютно наивный, доверчивый взгляд Ардегса и его очаровательная лукавая улыбка. Он походил на милого, чуть взбалмошного мальчишку, но отнюдь не на отъявленного негодяя и убийцу.

Беседа длилась долго. Кроме Рале и Ардегса, на встрече присутствовала только Элда. Линтрие не пожелал, чтобы на аудиенции находились члены Королевского совета. Все они, особенно Вод Сэдри и Дем Шелл, настаивали на немедленной поимке Ардегса, чем и заслужили немилость короля. Линтрие и присутствие Элды считал излишним, но не мог повлиять на ее решение выслушать речи Ардегса.

Великая жрица не принимала участия в разговоре - ей вдруг представилось, что она сорвалась в жертвенный Бездонный колодец, летит, летит во тьму, и нет предела ее падению. Один взгляд Елло Инела Ардегса перечеркнул всю прожитую жизнь. Против ожиданий Линтрие, Элда молча покинула зал аудиенций, едва за Ардегсом закрылась дверь. Она торопилась в храм, ставший ее домом, надеясь, что мощные каменные стены, привычный уклад жизни и знакомые лица рассеют наваждение.

Элда была удивлена и расстроена. Ощущения, овладевшие ей, оказались абсолютно неожиданными. Не сразу поняла жрица, причину своего смятения, не сразу отважилась признаться, что она, не ведавшая любви Элда Анорис, чья жизнь была отдана силам Света и Тьмы, служению Альдекции, носила в сердце зародившуюся любовь.

"Я, кажется, влюбилась в Елло Ардегса. Я люблю Ардегса… Можно скрыть от людей, но не от себя. Силы Тьмы смеются над своей жрицей. Еще недавно я укоряла Линтрие, говоря о долге, ответственности. Его мука не нашла отклика в моей душе. Я презирала слабого человека, ставшего волею судеб королем. А теперь… Неужели я действительно полюбила? Или это мимолетная симпатия, пустяк, ошибка? Кто скажет мне, что такое любовь? Я думаю о нем, хочу увидеть опять, но это только простое любопытство. Не более. Оставим эмоции. Ардегсе не достоин любви. Я сыта по горло донесениями о его зверствах. Он запредельно жесток, к тому же бесчестен. Ардегс не только обманывал врагов, но и предавал друзей. Он не щадит даже детей. Он желает гибели страны, которой я служу. Он посягнул на мою веру. Ты согласна со всем этим, Элда? Согласна. Неужели ты растаяла от его смазливого личика? Ну уж, это совсем бред. Как отважилась я даже мысленно произнести - люблю? Мы виделись пару часов, не больше. Откуда же тогда могла возникнуть любовь? Я только смотрела на Ардегса, мы не перемолвились ни словом. Это бесовское наваждение, игра духов Тьмы. Они выбрали такой способ, чтобы воспрепятствовать мне уничтожить Ардегса. А я должна сделать это во имя спасения Альдекции, ради мира и жизни - должна. Только… не могу. Я ведь боюсь за его жизнь. Да, боюсь. Призываю Великие силы покарать его, а в самом деле мое сердце жаждет иного… пусть он будет невредим. Если это все же любовь, то она преступна, я заслужила проклятие и смерть. Опять пустые фразы - я хочу жить, хочу жить ради него, Ардегса. Как поступить? Как?"





День сменял ночь, свет - тьму. Элда страдала и молилась за Ардегса. Линтрие Рале мечтал о всеобщем благоденствии, попутно обвиняя себя в немыслимых грехах. Елло Ардегс боролся, не выбирая средств, и кровавая развязка неотвратимо приближалась.

Элда Анорис была суеверна. Самое ничтожное событие превращалось в ее сознании в грозное предупреждение. Чреда мелких удач укрепляла силы, и, напротив, пустячный промах окрашивал мир в черную краску. То закатилось неведомо куда узкое серебряное колечко - прощальный подарок матери. Неверное движение - и кровь сочится из порезанного пальца, неловкий шаг, нерадивость слуг - все для Элды становилось предвестником беды. Но самое жуткое произошло во время очередного бескровного жертвоприношения. Крошечный неугасимый светильничек, один из атрибутов культа Света, по рассеянности Элды, думавшей в это время об Ардегсе, упал в Бездонный колодец. Несколько секунд виднелась желтая мерцающая точка, летящая во мраке. Частица духов Света оказалась принесена в жертву силам Тьмы - большего святотатства невозможно было и помыслить. К счастью, Элда в одиночестве исполняла обряд, и злые языки не могли разнести весть о невольном кощунстве Великой жрицы. Но для нее исчезла последняя, хрупкая надежда, она уже не сомневалась - Смерть и Тьма ждут Альдекцию.

И все же Элда мучительно искала способ встретиться с Елло Инэлом Ардегсом.





Обещания Ардегса успокоили короля. Линтрие Рале был честен и приписывал это свойство другим. Он неукоснительно соблюдал условия договора и тем самым шел на ослабление королевской власти. Ардегс столь же пунктуально выполнял взятые на себя обязательства. На землю Альдекции пришел мир.

Сознавая свою вину, Рале с большой нежностью относился к Илете, и королева, не избалованная вниманием мужа, была счастлива. Шел сбор урожая. Мечи отдыхали в ножнах, и казалось, никогда больше не прольются слезы по убитым, никогда не наполнится земля предсмертными стонами. Спокойствие обволакивало, все глубже проникало в душу короля, и вечерами он благодарил Великие силы за каждый прожитый день. А Елло Инэл Ардегс ждал своего часа. Он бил только наверняка. И знал, что не ошибется и в этот раз.

Что заставило Ардегса развязать кровавую смуту, выпустить на волю духов разрушения и смерти? Только ли месть руководила им, заставляя вершить чудовищные преступления? Отчасти… Когда-то, в далекой юности он поклялся отомстить всем, кто был повинен в смерти его матери, но с годами боль притупилась, а процесс показался важнее результата. Елло почти не вспоминал о прошлом, кровь и власть опьяняли его, он ненавидел и минувшее, и грядущее. Жизнь спрессовалась в коротком слове "теперь". Жизнь, ставшая азартной игрой. И чем рискованней были ставки, тем притягательней она становилась. Натура его сплеталась из обретенной еще в детстве веры в собственную исключительность, великое будущее, упоение вседозволенностью, неотмщенных обид, отчаянной игры со смертью, тщеславия. Имя Ардегса должно было звучать везде, не сходить с уст, но и это казалось ему недостаточным, он хотел владеть и сердцами людей. Его власть, завоеванная словом ли, мечом ли, должна была подчинять всё и вся, иначе Ардегс не мыслил своего существования. Он любил убивать, любил из-за того кратчайшего предсмертного мига, когда жертва полностью отдавалась его воле. В этот миг он уподоблялся вечным силам Тьмы, вершащим людскую судьбу. К тридцати трем годам Елло Ардегс достиг многого. Его безрассудная храбрость восхищала, а страстные слова завораживали толпу. Ардегс обладал даром находить в душах самые заветные струны и мастерски играл на них. Он не задумывался, как поступит дальше после достижения желанной цели - альдекского престола. Знал только одно - Великая жрица Света и Тьмы вместе со всей своей черно-белой свитой примет мучительную смерть, а храмы Великих сил по всей стране обратятся в руины. Говоря перед толпой, Ардегс свято верил своим же речам о счастье, свободе, всеобщем благоденствии, к которому только он может привести народ, потому и звучали столь убедительно его слова. А оставшись наедине с собой, Елло начисто забывал и об Альдекции, и о доверившихся ему людях. Никогда Елло Инэл Ардегс не заботился ни о чем, кроме достижения личных, довольно смутно очерченных целей. И не гнушался ничем, лишь бы достичь их.

Об этом человеке и тосковала Великая жрица Света и Тьмы Элда Анорис. Она лучше, чем кто-либо, представляла истинное положение дел в стране. Огромное количество служителей культа были одновременно и ее агентами. Не случалось в Альдекции ни одного сколь-либо значительного события, о котором не узнала бы Великая жрица. За Ардегсом следили давно, все поступки его были как на ладони, и никто не представлялся Элде более отвратительным, нежели он… Об одном только не ведала Великая жрица. Она бы и предположить не могла, что враг веры и государства, бесчестный Елло Инэл Ардегс был сыном той самой Мерэны Эзи, что когда-то получила ее прощение. Элда не была причастна и казни Мерэны, еретичку казнили розенгерские жрецы, которые хотя и подчинялись Великой жрице, но имели достаточно полномочий для принятия решений. Не знал об этом и Елло, видевший в Великой жрице главного своего врага.

А потом они встретились во дворце Линтрие… Единственным утешением Элды Анорис стали поиски оправдания поступкам Ардегса. Она не могла смириться с мыслью, что влюблена в негодяя, а потому силу разума своего направила на обращение дурного в хорошее, черного в светлое. Но как бы ни насиловала она реальные факты, понимание гибельности избранного пути не оставляло. И ясно сознавая, что толкает Альдекцию в пропасть, Элда все же пыталась совместить благо страны и свое счастье.








Поиск по сайту



Новости сайта

Архив новостей