Главная

Etxea Елены

Будьте прокляты, палачи!

Исповедь Дракулы

Эускади-мозаика

Силиконовые куклы Елены Артамоновой

Мистические триллеры

Детские детективы

Рассказы

Рукоделие

Фотоальбомы

Гостевая книга

Елена Артамонова: несколько строк о себе

Вольная тема

Библиотека Елены Артамоновой

Книжная полка

Беседы с друзьями

Форум

Карта сайта

    

"Тьма и Свет" Елены Артамоновой



1   2   3   4   5   6   7   8   9   10

Часть II. Окончание

Последняя капля

Покинув храм, Ардегс направился к Вэрду Гэдри. Элда вышла из игры, рассчитывать на нее уже не приходилось. Неудавшийся разговор со жрицей окончательно рассеял сомнения, и теперь Елло знал, что делать. Мало кто в столице предполагал, что Ардегс еще задолго до захвата власти познакомился с придворным ювелиром, вместе они проворачивали темные делишки, да и встретиться с Великой жрицей Ардегсу помог не кто иной, как Вэрд Гэдри, подстроивший их первое свидание.

Жизнь в ювелирной мастерской била ключом. Слаженно стучали по наковальням маленькие молоточки, суетились подмастерья, перепачканный до ушей мальчишка выгребал золу из печи, кто-то вполголоса напевал старую песенку, которую Елло не раз слышал в детстве. Мастерская Гэдри была Домом, мир и уют жили под ее кровлей. Появление Елло Инэла Ардегса убило покой. Тревожные взгляды упирались в его спину, когда он проходил вглубь помещения. Вэрд созерцал. Его взгляд ласкал восковую скульптуру, мягко скользя по изгибам линий - он упивался совершенством формы своего творения.

- Боишься, Вэрд?

- Боюсь. Сколько их было, и каждый раз никакой уверенности, вдруг… Сегодня сделаю глиняную форму для отливки. Возможно, ты первый и последний человек, кто видит это мое детище. Я просто трясусь перед каждой плавкой.

- Ювелир с трясущимися руками - довольно грустное зрелище. Я хочу говорить с тобой. Только не здесь.

- Идем наверх, Елло.

Ардегс сидел, опершись локтями о стол, и теребил неведомо зачем прихваченный из мастерской резец. На лице Вэрда застыла маска вежливой заинтересованности, скрывавшая недовольство. Елло пришел явно не вовремя, все помыслы мастера были заняты предстоящей отливкой скульптуры.

- Я был сегодня у Элды.

- Как она?

- Мается.

- А ты?

- Тоже. Знаешь, сегодня у меня исповедальное настроение. Тянет поболтать. Твоя восковая красотка не соскучится?

- Красотка подождет.

- Отлично. Ты единственный, с кем можно говорить по-человечески. Остальные - истуканы без мозга и души. О моем прошлом никто толком ничего не знает. Не люблю воспоминаний. Просто сегодня особый день, ровно двадцать один год назад я последний раз видел мать. Целая жизнь… Тогда нам пришлось расстаться. Я уехал в Гризонтию, мы должны были встретиться там. Ты в Рин-пи никогда не был? Впрочем, и не советую. Грязный, шумный городишко. Смешение всего и вся. Короче - портовый город. Я пришел туда нищим, надо было как-то устраиваться. Пришлось идти в услужение к одному довольно влиятельному типу. Он держал большую конюшню, работы там хватало на всех. И Елло Ардегс занял там достойное место мальчика не побегушках, с которым считались меньше, чем с приблудной дворняжкой. Издевались надо мной, как хотели, особенно одно злобное и на редкость тупое существо, носившее имя Лисри и нечесаную бороду. В скудных извилинах его мозга прочно засела мысль, что я создан исключительно для удовлетворения идиотских прихотей и получения увесистых затрещин. Я терпел, мечтая пролить когда-нибудь кровь этой скотины. Но случись такая история - пришлось бы бежать. А я не мог оставить Рин-пи, я ждал. Ждал и терпел.

О гибели матери я узнал случайно из разговора в таверне. У нее был жуткий конец. Ее убили по приказу жрецов Великих сил. Обвинили во всех грехах и казнили на площади. В тот вечер со мной что-то случилось. Я вряд ли могу описать внятно тогдашнее мое состояние. Весь мир оказался разрисованной картинкой, она лопнула, разорвалась, а за ней таилась страшная ненаполняемая пустота. Помню, шел по Рин-пи бесцельно, как слепой, не представляя, куда и зачем. Шел и все. Прогулочка закончилась падением. Я слетел с откоса, довольно высокого, и, видимо, долго лежал без сознания. Была поздняя осень, холод собачий, и я здорово потом болел. Нашла меня портовая девка, ее звали Бютрэна. Пожалела, "не дала такому красавчику загнуться", месяца полтора возилась с ни на что не годным телом и, как ни странно, выходила. Я не хотел жить, она вернула меня в этот мир вопреки моей воле. Тогда я и понял - мое предназначение - месть. Я должен отомстить за смерть матери, за каждую пролитую ею каплю крови. Легко сказать, но трудно сделать. Тогда я был зеленым юнцом, способным разве что постоять за себя в пьяной драке. Уничтожить всех жрецов Великих сил, искоренить саму эту веру, которую моя мать считала ложной, поджарить на медленном огне Великую жрицу, такие у меня были планы… Не прячь ухмылку, Вэрд, я знаю, что с Элдой Анорис планчик не сработал…

Ювелир опустил голову, стараясь скрыть свои чувства. Ардегс был непредсказуем - мог посмеяться вместе с Вэрдом, а мог вонзить кинжал в его сердце.

- Но вернемся к нашим баранам, - усмехнувшись, продолжил рассказ Елло. - У Бютрэны был любовник, некто Арк Большой Крюк - гроза городских предместий. Он как-то пригласил меня в свою шайку. Я согласился. Надо было как-то жить. Чем занимались, поинтересуешься ты? Деяния его - сплошное убожество: грабежи, попойки, попойки, грабежи. Скучно. Вскоре Арк убил Бютрэну, забил скалкой во время очередного запоя. Как бы ни называл суд людской Бютрэну, она спасла мне жизнь - такое не забывают. Я не замедлил высказать Арку все, что о нем думаю. Отношения мы выясняли добросовестно и долго, и я все же сумел убить его. Точнее, ранил смертельно, он сдох на следующее утро. Пришлось скрываться от его дружков. Я решил уехать из Рин-пи навсегда, в постылом городе меня удерживала только месть. Помнишь конюха Лисри, моего недавнего мучителя? Я убил и его, и жену, и старую тетку, что подвернулась под руку. Всех. А дом поджег.

Мой путь лежал в Розенгерию. Знаешь, мне казалось, что как только я ступлю на эту проклятую землю, все сложится само собой, служители Великих сил найдут свою смерть, и моя месть начнет осуществляться. Рин-пи я покинул в трюме корабля, среди тюков с каким-то барахлом и довольно беззастенчивых крыс. Когда меня обнаружили, возник небольшой спор, как лучше проучить наглеца, дерзнувшего без спросу навязать столь достойным людям свое общество. Добропорядочные купцы не нашли ничего лучшего, как предложить мою скромную персону на завтрак проплывавшим поблизости акулам. Помешали осуществлению этого дерзновенного планчика розенгерские пираты. Судно скоренько захватили, команду перебили, мне же почему-то подарили жизнь и даже приняли в свою весьма своеобразную компанию. Ты никогда не видел океан, Вэрд, поэтому и не знаешь, что такое воля… Тогда я впервые поверил в удачу. Казалось, теперь у меня достаточно сил, чтобы рассчитаться со всеми. Надо было только стать капитаном корабля и возглавить шайку этих не знающих ни жалости, ни совести головорезов, пройтись по Розенгерии, выжечь, истребить, утопить в крови убийц матери. Виновными были все, и жрецы, и розенгерская толпа, ликовавшая, как всегда ликует толпа во время казни. Все розенгерцы заслужили медленную мучительную смерть. Через полгода я поднял бунт на корабле. Капитана в качестве украшения подвесили на рее, а я, ко всеобщему удовольствию, принял командование "Литэрой". Кстати, с розенгерского "литэра" переводится приблизительно как "блуждающая смерть". Хорошее названьице. Я… в полной мере оправдал имя корабля. Все побережье боялось моих орлов до дрожи в коленях. Боялись еще и потому, что я не брал пленников. Разве что барышень, да и то хорошеньких. Плевал я на выкуп. Однажды мы захватили крупное судно, где среди всяческих диковин находился сынок гюльбальского князя. Говоря о выкупе, он сулил золотые горы. Стало противно. Я зарубил его. Папаша не простил мне смерти любимого отпрыска. Началась охота, крупная серьезная охота. Нас выследили. Не помогла ни быстроходность "Литэры", ни отчаянная храбрость моих молодцов. Все было кончено. Ко всем прочим неприятностям меня ранили, и я очнулся в подземелье какого-то замка. Что со мной делали эти два месяца, я вспоминать не хочу. Ты художник, а подробности могут быть интересны только палачам, да и то с профессиональной точки зрения. Я всерьез собрался отдавать концы. Мое желание не особенно пришлось по вкусу этим господам. Видишь ли, Вэрд, они хотели устроить грандиозную образцово-показательную казнь во устрашение другим. Потому они чрезвычайно переживали за мое несколько пошатнувшееся здоровье, опасаясь, что я не выдержу разнообразнейшей программы пыток и тем самым оставлю неутешного папашу и прочих с носом. Исходя из этих соображений, от меня несколько приотстали и даже соизволили подлечить. Тогда я бежал. Довольно забавная история, впрочем, излишне длинная, да и значения особого не имеющая. Главное - я бежал. Бежал в лес. Люди мне стали на редкость противны, не мог лицезреть их без желания разорвать на мелкие кусочки. Плохо было, по-настоящему плохо. Только я зверь живучий. Но, честно говоря, совершенно одичал, еще полгода подобного существования, и я разучился бы разговаривать…

- Кого бы я тогда слушал!

- Да, это была бы крупная потеря для всего человечества. Итак, мягко говоря, я чрезмерно приблизился к природе. Как зверя меня и изловили. Представь себе, Вэрд, поселеньице. Глухой лес, а на поляне несколько домишек. Эти люди никого не боялись, сами себе хозяева. Да о них никто и не вспоминал. Их предводитель, Сентрин, пришел к заключению, что из меня выйдет неплохой раб, и он был недалек от истины. Я тогда довольно плохо соображал, опустился. Делал без возражений, что велят - отличная скотина.

У Сентрина были детишки лет по семи-восьми, двое, мальчик и девочка, Торн и Нела. Они сперва шарахались от меня, панически боялись. Однажды смотрю - идут в слезах, на мордашках горе безутешное. Торн под мышкой щенка тащит, рыженький такой, месяца четыре. Оказывается, Сентрин ему лапу перебил, переднюю. Проворовался дурачок, стащил что-то со стола и получил воздаяние за дела свои. Жалко, милое существишко, шерстка шелковистая, глаза наивные. Дети ревут, щенок поскуливает - трагедия. Я ему помог. После этой истории все переменилось, детишки ко мне привязались, сами, как щенята, бегали. Я им сказки рассказывал, истории разные, в детстве немало слышать приходилось. Вскоре Сентрин узнал, что я, как выразилась Нела, "щеночку лапку починил". И пошло-поехало: если у какой скотины хворь, в первую очередь бегут к Елло. У меня рука легкая. Оценили Елло Ардегса по достоинству, ничего не скажешь. Все складывалось неплохо, может, так бы я и остался жить среди этих людей, только однажды Сентрин вспылил, ударил по лицу. От этой оплеухи голова моя окончательно прояснилась. Решил - пора кончать. Надо же докатиться до подобного существования! Живу, как тварь четвероногая, даже хуже. Это я-то! Мой род древний. Эзи раньше в Розенгрии правили, дед - тенгрийский князь. Кровь у меня княжеская…

Хотел уйти тихо, без объяснений. Обычно я оскорбление без ответа не оставляю, но в тот раз решил проявить великодушие - детишек все-таки жалко. Череп я проломил Сентрину совершенно случайно, так получилось… Ушел. По реке добрался до Рин-пи, воистину, нельзя ни от чего зарекаться! Там обошлось без приключений, спокойненько нанялся матросом на корабль и спокойненько приплыл в Ренгию. Пересек все княжество и оказался на границе с Альдекцией. Мое появление оказалось весьма своевременным - намечался очередной поход, война не война, но заварушка. Я принял в ней деятельное участие со стороны альдекцев. Впрочем, это чистая случайность, что моими противниками стали ренгийцы: тонкости отношений Ренгии и Альдекции меня не интересовали. Но этот раз мои способности получили достойную оценку. Ни с чем пришел - голь перекатная, а вскоре уже большим отрядом командовал - сто с лишним человек. Только я понял, Вэрд, - дальше стена. Князья меня за холопа держат, ровней не признают. И я ушел, ушел вместе со своими людьми. Никто не отказался. Решил: если не отомщу, тогда и жить не стоит. Знаешь, детские мечты вспомнились - уничтожить весь этот гадюшник, храмы сжечь, все… Только теперь я знал, как это сделать.

Восстания устраивать до смешного просто. Вот городишко стоит, штурмуешь его за пару часов, - знать скоренько на кол, винные погреба открыть, и все богатства - всем, сразу и поровну. Ошибка многих - корысть. Золото их притягивает, богатеют непомерно, потом их свои же люди и бьют. Зависть. Что мне золото? Видел я его достаточно, оно только для твоих безделушек годится, власть в ином. В душе человеческой. У кого сильна она, тот все получит, и золото ему как песок будет, и каменья драгоценные как галька. Мне, правда, вся эта мишура ни к чему… Все знали, что у Елло Ардегса за душой кроме меча и коня ничего нет: ни кладов зарытых, ни утвари драгоценной, я даже девиц - и то, как правило, долго не держал. Не на что было зариться. И шли за мной. Кто из корысти, кто из высоких идей - мол, я за справедливость, правду… Главное - сразу, всем и поровну. Получается мало и хочется еще. Ты знаешь, я всю страну, как муравейник, разворошил. А потом встретил Элду… И все пошло кувырком. Она считает себя клятвопреступницей, а ведь я не лучше. Я поклялся уничтожить все, что связано с этой чертовой религией, а сам сплю с Великой жрицей. И не могу ее убить, действительно не могу. Вот, собственно, и все на сегодня… - Ардегс улыбнулся, встал из-за стола.

- Предисловие получилось длинным. Чего же ты хочешь, Елло?

- Тебя не проведешь! Мне нужна помощь. Принца Озеля знаешь?

- Знаю. И он меня отлично знает, я делал для него механические игрушки. Мальчонка меня обожает. Кажется, я понял, что ты задумал, бродяга… Не боишься, что эта капля окажется последней?

- Нет. И мне нужна твоя помощь. Я хочу поговорить с Рале. Если его сын будет со мной, разговор получится более конструктивным.

- Завтра форма будет готова, неделя на просушку, потом отливка… Пока металл будет остывать… что ж, после плавки я весь к твоим услугам. Надеюсь, к моему возвращению он остынет…

- Спасибо, Вэрд.

- Э, постой-ка, я тебе резец, кажется, не дарил, не грабь бедного ювелира.

Елло рассмеялся и в отличном настроении покинул мастерскую. С его уходом в нее вновь вернулась безмятежная суета.





С отчаяньем загнанного зверя Ардегс продолжал борьбу. Он ненавидел всех, порой даже Элду, но больше всего - Линтрие Рале. Ему представлялось, что именно король являлся причиной всех его неудач. На первый взгляд, план Ардегса мог показаться безумным, и лишь обладая наглостью и смелостью Елло, можно было рассчитывать на его успешное исполнение. Вместе с Вэрдом Гэдри и небольшой бандой таких же, как он, головорезов, Ардегс пробрался на остров Дан и там, рискуя каждую минуту быть схваченным, выкрал сына Линтрие - Озеля.

Теперь он в условленном месте дожидался Рале. Как и договаривались, тот пришел один, без оружия. Ардегс не скрывал торжества, наблюдая за Линтрие:

- Ваш мальчик умрет, и не без мучений. Гарантирую.

- Ардегс, я пришел. Убейте меня. Озель ни в чем не повинен.

- Убью и его, и вас. Не торопитесь.

- Как вас земля носит!

- На этом свете я ничего не боюсь, а там поглядим… Вы не раскаиваетесь, Линтрие, что пришли сюда?

- Даже если меня ждет гибель, я не оставлю сына.

- Похвально. На это я и рассчитывал. И не ошибся, Рале. Жаль, вы пришли без супруги…

- Ардегс, всему есть предел, силы Света и Тьмы покарают вас.

- Угрожаете?

- Оставьте ребенка.

- Разводить новое поколение мстителей? Мне очень жаль, увы… На что вы рассчитывали?

- Что у Елло Ардегса есть совесть.

- Не судите по себе, Рале.

- Вы заплатите сполна.

- Мне нечего терять.

- Да покарают…

- Пустое, Рале.

Никто из людей Ардегса не осмелился поднять руку на короля и его сына. Елло Инэл Ардегс зарубил обоих.



Бездонный колодец

С той минуты кошмарные видения не отпускали Ардегса, перед глазами стояло испуганное лицо мальчика, в ушах звучал его крик. Не отличая грез от яви, в каком-то полусне Елло вернулся в Альдеки. Элда, не подозревавшая о его тайном отъезде, и удивленная, что Елло уже больше двух недель не появляется в храме, решилась сама идти во дворец. Обычно она избегала бывать там, отчасти из стыда перед содеянным отчасти из-за новых его обитателей, не испытывавших особого почтения перед Великой жрицей. Отчаявшись разобраться в неразберихе, царившей во дворце, она уже собиралась возвращаться в храм, когда увидела из окна подъезжающую к воротам группу всадников. Фигуру Елло жрица узнала мгновенно, она торопливо сбежала вниз и остановилась удивленная - ей показалось, она ошиблась, и человек, въехавший во двор, не был Ардегсом. Элда всматривалась в безупречные, слишком правильные черты его лица, пытаясь постичь суть неуловимой, но разительной перемены. Ардегс будто не видел ее, его ничего не выражавший взгляд скользил куда-то вверх. Элда чувствовала, как холодный страх медленно завладевает ее телом, просачивается в душу, и, собравшись, спросила охрипшим, незнакомым голосом:

- Елло, что случилось?

- Ничего, ровным счетом ничего. Погода прохладненькая, птички собрались на юг, Вэрд торопится к своей бронзовой барышне, а я переступил последнюю черту. Не спрашивай. Не надо… Это просто неинтересно.

Привычный тон Ардегса несколько приободрил Элду:

- Идем. Что бы ты ни совершил, я, Элда Анорис, оправдаю все. Идем. - Не дав ответить и с силой сжав его руку, жрица решительно повлекла Ардегса в храм Света и Тьмы. Дорогой она пыталась отвлечь Елло от черных мыслей.

- Елло, я долго думала, как быть, и, кажется, нашла выход. Мы вдвоем бежим отсюда. Поселимся в краях, где никто не знает о нас, и начнем жизнь сначала. Например, у меня в Гризонтии…

- Я два года торчал в Гризонтии. И там узнал, как погибла моя мать.

- Тогда давай сбежим в Индерию, уж там-то…

- Оставь, Элда. Никуда мы отсюда не уедем. Наш удел - подохнуть здесь.

Они подошли к серой громаде храма. Двенадцать ступеней из черного гранита представлялись Елло дорогой, ведущей в небытие. Элда остановилась, внимательно посмотрела на него:

- Здесь мои владения, здесь ты расскажешь все. Духи Света заступятся за тебя.

Ардегс засмеялся, резко выдернул руку из холодных пальцев жрицы:

- Тебе очень долго придется отмывать руки, бедная Элда.

- Да что же, в конце концов, случилось?

Но Ардегсу уже ничего не потребовалось объяснять. Элда услышала гомон чаек, увидела пустынный берег, серое море и такое же небо, кровь на песке, разрубленное тело мальчика.

- Нет… Только не это, Елло, только не это!

- Оказывается, ты можешь видеть не только будущее, Элда.

- Невозможно… Ты не мог, не мог…

- Как видишь, смог. И теперь, пока я жив, Озель всегда рядом. Что, оправдываешь меня, Великая жрица?

- Да. Силы Тьмы завладели тобой.

- Таким образом можно объяснить абсолютно все. Удобно - силы Тьмы приказывают, и ты творишь зло. Вселятся духи Света - и ты добр и великодушен. Нет. Человек - не игрушка слепых сил. Он все решает сам.

- Обстоятельства вынудили…

- Просто я слишком ненавидел Рале. Я хотел видеть его мучения. Потому и Озеля убил первым.

- Не может человек хотеть такого.

- Человек может все.

- Я все равно не верю, Елло. Ты клевещешь на себя. Разве я не понимаю, король - опасная фигура, его нельзя было оставлять в живых. Потому и пришлось поступить так. Вполне, вполне оправданное действие. Разумное. Нынче жестокое время… А что первым погиб Озель, то чистая случайность…

- Я первым убил сына, чтобы видеть страдания отца. Мне надоело повторять об этом.

- И ты удовлетворен?

- Да. Вполне.

Элда опустилась на пол. Она пыталась понять, какие чувства испытывает к этому человеку, почему способна оправдать любой его поступок.

- Чудовищно.

- Да.

- Я не о том, Елло. Чудовищно, что я по-прежнему люблю тебя. Чудовищно, что ты дорог мне.

Елло сел подле жрицы. Они долго молчали. Наконец, Элда заговорила вновь:

- Что ты намерен теперь делать? Подумай, может быть, все же лучше уехать?

- Все останется, как было, пока не найдется человек, который убьет меня. Если успею, скажу ему спасибо. Смерть - хорошее лекарство от унылых кошмаров. Мне порядком надоели эти окровавленные ребятишки. Призраки раздражают. Но как бы там ни было, власть без боя я не отдам никому. Пусть вырвут, если сумеют. А ты, Элда?

- Я уже давно все решила. Деяния мои преступны, любовью к тебе я навлекла проклятье Великих сил Света и Тьмы на всю Альдекцию. Только моя смерть может снять его. Я принесу себя в жертву духам Тьмы.

- Элда! Это совершеннейшая глупость.

- Жрице лучше знать, что угодно Великим силам. Я готова отвечать и за твои злодеяния, за убийство Озеля и Линтрие.

- За свои дела отвечать буду сам. Но позже. Когда пробьет мой час. А пока мы вместе, ты и я будем жить на этой земле, жить хотя бы назло своим врагам. Пусть бесятся, пусть скрежещут зубами. Мы сильнее их, нас ничем не сломить. Встань и улыбнись, я не люблю раскисших барышень. Веселей, Элда, веселей.

- Оставь. Я тоже не меняю своих решений, Елло. Я очень устала, так будет лучше. Духи Света говорят: кровь убиенных не падет на тебя, живи спокойно. - Элда грустно улыбнулась, встала, подошла к краю Бездонного колодца.

- Ты должна жить. Не оставляй меня! Ты же - единственный человек на земле, который любит меня. Не смей оставлять меня! Не уходи, это предательство. Меня предала мать, я свято верил - она придет. А она забыла о сыне, увлекшись новой игрой. Я ждал ее, как собака хозяина. Она не захотела видеть меня. Я поверил тебе. Или ты лжива, как она, вы все лживы? Элда, Элда, живи. Мне страшно без тебя. Пусто. Если любишь - живи. - Елло попытался оттянуть жрицу от края колодца, оба упали на пол.

- Пусти, я не могу больше.

- Нет, Элда, нет! Пожалуйста, я прошу, я умоляю… Элда! Я не дам тебе умереть. - Ардегс схватил отчаянно сопротивлявшуюся Элду за талию и потащил к выходу:

- Это пройдет. Это минутная слабость. Успокойся. Бывает и хуже. Я тоже иногда здорово раскисал. Но прошло же, прошло. Все будет хорошо. Успокойся, Элда. Ты сильный человек…

Внезапно Елло остановился, разжал руки - перед ним, чуть в стороне, стоял Озель. Спокойный, внимательный, слегка заинтересованный взгляд мальчика уперся в глаза побелевшего Ардегса. Воспользовавшись замешательством, жрица змеей скользнула к колодцу.

- Элда, не оставляй меня! Смотри - Озель, он пришел за мной! Видишь?! Видишь?! Проклятый мальчишка, ты снова стал на моем пути! Но ты мертв, мертв, твой род сгинул, я переиграл тебя! Сгинь! Элда… Как я буду жить без тебя? Как?

Черный провал колодца совсем рядом.

- Елло, прости…

- Элда!

Не удержавшись на краю, оба сорвались в бездонную пропасть.







Поиск по сайту



Новости сайта

Архив новостей