Главная

Etxea Елены

Мистические рассказы

За гранью

Чужая елка

Обман чувств

Часовщик

О пяти братьях и сестре Агэл

История о влюбленных, застигнутых ненастьем

Проделки кошки из города Дан

Алиса

Омут

Летняя практика 7б

Лунные ночи

Фрея

Отражение

Замкнутый круг

Кукла

Рождение Куклы

Старая квартира

Гаданье

Подземка

Дверь

Проклятье Елены Прекрасной

Игра в ящик

Свет далекой звезды

Телефонный звонок

Тени

Дети Творца



    

Елена Артамонова

Омут

18 +



Солнце еще не успело высушить росу, укрывавшую сияющим покрывалом склоны бугров, когда на проселочной дороге появились двое. Нехитрые рыболовные снасти выдавали их намеренья - русоволосый долговязый парень и нескладная девчонка лет четырнадцати намеревались удить рыбу в протекавшей неподалеку речушке. Сощурившись от лучей уже начавшего припекать солнца, парень обратился к своей спутнице:

- А у вас в городе все такие сони? В это время обычно возвращаются с рыбалки.

- Ловля рыбы - крайне жестокое времяпровождение, как для бедных рыбешек, так и для тех, кому приходится вставать ни свет ни заря. Вообще - мне холодно и ужасно хочется спать.

- Анюта, посмотри вокруг…

- Красоты ландшафтов лучше созерцать по телевизору. Сидишь в мягком кресле и…

- Ничего не скажешь, ты человек нового мира. Виртуального.

- Для тебя, Ванечка, это прямо ругательство какое-то. Возможности человека ограничены, он просто не может все испытать на собственной шкуре - телевиденье расширяет его мир. Сидеть часами с удочкой и балдеть от того, как в воде плещутся рыбки, по веточкам прыгают птички… Знаешь, сколько у нас каналов не считая спутниковых? И по каждому что-то показывают, показывают, показывают… Вот это, я понимаю, настоящая жизнь! А у вас две программы, да и те с помехами - скука да тоска. Понятно, что в такой ситуации и рыбная ловля - событие.

Они свернули с проселочной дороги и углубились в заросли ажурных березок. Анюта окончательно стряхнула сонливость и довольная, что представилась возможность поболтать на излюбленную тему, продолжала свои рассуждения:

- Я люблю, чтобы было красиво, шикарно. Подиумы, дефиле, высокая мода… Если фильмы, то в них должно быть все загадочно, непонятно и тоже шикарно. Мистика всякая - это интересно, а ужасы я не люблю - противно.

- Ты считаешь, что у нас нет ничего загадочного, необъяснимого?

- Ну что загадочного можно встретить в деревне? - она пожала плечами.

- Я бы мог тебе столько небылиц наболтать, не меньше чем по телеку показывают, но - в другой раз. Вместо этого я расскажу одну, зато правдивую историю. И не историю даже, а страшную тайну.

- Тайну? - шепотом переспросила Анюта, округлив близорукие глаза.

- Есть на реке одна заводь. Тихая, заросшая камышом и кувшинками, почти не различимая из-за укрывших ее ив. Там на воде дремлет маленькая утлая лодка без весел и руля. Она покачивается на прозрачной воде, и мелкая рябь лижет ее почерневшие борта. На самом деле лодка не спит, а выжидает. Она ждет безрассудного человека, который отважится сесть в нее… Только таких безумцев очень и очень мало. Ведь каждый знает - севший в эту лодку уплывает безвозвратно, в такие края, откуда нельзя вернуться. Человек исчезает, а лодка вновь появляется в тихой заводи, вернувшись из неведомых земель, покачивается на воде и ждет, манит, зовет… - Иван замолчал.

- И это все?!

- А тебе мало?

- Конечно. Это неплохая завязка сюжета, но где его развитие? Нет, Ванечка, ты не умеешь придумывать истории. Это оттого, что у вас нет телевизора. Посмотрел бы вволю, подучился и спокойненько выдумал бы лихое продолжение. Тут нужен опыт и знание вопроса…

- Это я называю - стиль! Обладательница такого стиля может стать только учительницей, а еще лучше - самим завучем. Думаешь, я не знаю, как закручивают интригу? Следовало бы рассказать, как кто-то из моих знакомых сел в лодку, поплыл, а потом… Пускай я не смотрю телевизор, но книг, между прочим, читаю побольше некоторых. Выдумывать несложно. Но это пустой спор, потому что все рассказанное про лодку - правда. Да, вымысел бывает увлекателен, но пойми - никто в самом деле не знает, куда уплывают люди. Некому рассказывать. Это как смерть - очевидцев загробной жизни нет.

- Да, да, да, - закивала головой Анюта, - разумеется, эта заводь расположена на какой-нибудь неведомой реке, и никто не знает, как пройти в те края.

- Я этого не говорил.

- Зато догадаться нетрудно. Все заколдованные предметы либо утеряны, либо находятся там, где их невозможно раздобыть. На обратной стороне луны! - она рассмеялась.

- Если мы сейчас свернем влево, спустимся к берегу и будем идти против течения минут двадцать, то увидим волшебную заводь.

- И там будет заколдованная лодка?

- Да.

- А вдруг она в это время в пути, кого-то куда-то увозит?

- Все дураки уже давно уплыли.

- Объявляю рыбам амнистию. Рыбалка отменяется. Веди меня в сказку, Иван Сусанин.

- Как прикажете, госпожа. Но одно другому не мешает - клюет и в заводи неплохо.

- Это называется мистика по-деревенски. Тайна - тайной, а клев - клевом!

Прихотливые изгибы русла превратили небольшую речушку в вереницу тихих заводей, крутых излучин и омутов. Утренняя дымка покрывала гладь ее вод, делая речку неразличимой среди низких, поросших травою берегов. Спустившись на дно овражка, любители мистики зашагали по плохо различимой тропинке вдоль угадывавшейся за деревьями кромки воды. Неутомимая спорщица Анюта приумолкла, в тайне желая, чтобы слова Ивана оказались правдой. Сам юноша лукавил, говоря о хорошем клеве в заводи - меньше всего он думал о предстоящей рыбалке - обоим отчаянно хотелось волшебных приключений и чудес.

Косые солнечные лучи еще не проникли в овражек, и клубящийся туман с легкостью обращал притопленные коряги в задремавших чудовищ. Иван видел их чешуйчатые спины, гибкие щупальца, когтистые лапы. Шедшая рядом Анюта представляла совсем иные картины. Сквозь дымку она различала грациозные тела лесных нимф, танцующих под сводами зеленого храма, русалку, стыдливо прячущуюся в огромном цветке кувшинки, кружащихся над землей эльфов.

- Ты сам-то собственным словам веришь?

- Суди сама, Анюта, вздумай я тебя разыграть, я бы рассказал всякие ужасы, чертовщину, лишь бы было поинтересней. Но я сам не знаю - байки это или правда. С самого детства слышал разговоры о заколдованной лодке. Как раз, когда мне было четыре года, в то лето один за другим исчезло трое подростков - парень и две девчонки. Больше их никто никогда не видел. А прошлым летом на глазах у дяди Сережи приезжая девушка-студентка села в лодку и… Говорят, она утонула. Но тело так и не нашли. Вот то, что случилось при мне, а до моего рождения… Сколько таких историй в наших краях рассказывают! О тех, кто с реки не вернулся. Старики знают, кто виноват. Аня, если даже есть один шанс из сотни, что мы сгинем, пропадем, зачем нам рисковать?!

- Надо же, какой ты рассудительный! Я догадалась почему - мы сядем в лодку, прогуляемся по реке, с нами ничего не случится - и все, тайны как не бывало. Зато, если мы никуда не поплывем… Ловко придумано! Закинул крючок, на который я чуть не клюнула - вот какая у тебя рыбалка! Думаешь, городскую легко обмануть? Смотри!

Девушка шагнула в лодку. От резкого толчка суденышко накренилась и, медленно набирая скорость поплыло к середине заводи.

- Стой! Подожди! - Иван прыгнул в лодку вслед за Анютой. - Что ты наделала!

- А говорил, будто не поплывешь в неведомое.

- Если я вернусь домой один, мне голову оторвут.

- Да, на доблестного рыцаря ты не похож. Но все равно мы должны держаться вместе, в сказках всегда так бывает, - Анюта улыбнулась. - Мы теперь сказочные герои?

Иван не ответил. Пока они говорили, лодка, подхваченная неожиданно сильным течением, успела покинуть заводь и выплыла на середину неширокой извилистой речки. Молчание спутника не слишком понравилось Анюте, и, желая скрыть тревогу, она нарочито бодро спросила:

- Послушай, насколько я понимаю, мы шли вверх по течению и, следовательно, теперь плывем прямиком к поселку, почти к самому дому?

- Путешествуй мы на чем угодно, кроме этой лодки, я бы полностью согласился с тобой. А сейчас, сейчас я не знаю.

- Тебе, Ванечка, только в кино играть - ты профессиональный притворщик. Интересно сколько продлится твоя шутка? Я буду внимательно смотреть вперед, сперва увижу колокольню, церковь крыши высоких коттеджей… Потом мы причалим к берегу и, если поторопимся, вернемся домой к завтраку.

- Посмотрим.

Погода портилась. Солнце исчезло за набежавшими тучами и туман, так и не успевший рассеяться под его лучами, сгустился, укрыв белесым покрывалом овраг и реку. Путешественники перестали различать берега.

- Кажется, я начинаю тебе верить, - шепотом проговорила Анюта.

- Я тоже… Не стоило нам испытывать судьбу.

- Прости, я не думала, что ты говоришь всерьез. Лодка скользит все быстрее, нас куда-то уносит… Почему так тихо? Птицы они же горланили на все голоса…

Стоило Анюте обратить внимание на тишину, плотным кольцо охватившей головы, как гнездившаяся в сердцах обоих тревога многократно усилилась, едва не уподобившись панике. Глухая ватная тишина, необычный туман, струящийся по воде, целеустремленный бег лодки, уносившей в неведомое - все это вовсе не походило на шутку.

Река преобразилась. Прозрачность свинцово-серых вод была удивительна, но, несмотря на их кристальную чистоту, дно рассмотреть не удавалось. Лодка будто скользила над сумрачной бездной. Мрак поднимался из глубин реки, лишая мир многоцветия. Туман поглотил очертания берегов, и мнилось, что не река, а безбрежный океан покачивает утлую лодчонку.

- Это я называю - занесло, - пробормотал Иван.

Гнетущую тишину нарушил негромкий отчетливый звук - днище лодки зашуршало по песку. Оба вздрогнули. Иван и Анюта могли бы поклясться, что мгновение назад их окружала бескрайняя гладь воды. Туман отступил, обнажая берега. Они осмотрелись - лиловый песок, серые валуны, уложенные в прихотливый, трудноуловимый для глаза рисунок, чуть отступя - пологие холмы, укутанные розовой дымкой.

- Я - Зо-ли… - внезапно проговорила девушка и легко выпрыгнула из лодки. Ее ступни не оставили отпечатка на влажном песке.

- Анюта, что с тобой… - начал было Иван, но внезапно понял - ему нет дела до торопливо шедшей прочь девушки, с которой он некогда был знаком.

- Я - Орр и у меня своя дорога… - бросил он в пустоту.





Зо-ли шла по тропе, извивавшейся между пологими холмами. Утомленная долгим переходом девушка пропустила момент, когда ее взору явилась укутанная дымкой громада замка. Зо-ли заторопилась, пошла быстрее, но тщетно - петлявшая тропа с каждым шагом уводила ее от цели. Лиловый песок под ногами поскрипывал, и этот звук напоминал девушке ехидный смех. "Заманили, а теперь посмеиваются! Скорее бы добраться до замка" - подумала Зо-ли и тут же, неведомо каким образом, оказалась в двух шагах от черных, окованных серебристыми полосами ворот. "А мое мнение тут кое-что значит!" - самодовольно подумала она. Чеканные узоры, покрывавшие прорезной металл, четырехгранные блестящие заклепки, шероховатая фактура старого дерева - все это смотрелось очень достоверно, ничем не отличаясь от предметов привычного мира, в то время как стены замка были расплывчаты и не имели четких линий и форм. Повинуясь мысленному приказу Зо-ли, ворота открылись. Девушка вступила в обиталище грез.

Замок был соткан из теней и бликов. Залы и лестницы только угадывались в хаосе зыбких пятен лунного света. Но стоило Зо-ли правиться в какой-либо из его покоев, как блики и тени обретали большую упорядоченность, постепенно превращаясь в подобие помещений. Драпировки, сотканные из тумана, зеркала из серебристого света принимали привычные для человеческого глаза очертания, подчиняясь воле своей новоявленной госпожи. Зо-ли поняла, что отыскала свой настоящий дом.

Нескладная девчонка в потертых джинсах и линялой футболке внезапно приблизилась к Зо-ли.

- Ты мое отражение? - спросила хозяйка замка.

- Да, - ответила нескладная девчонка.

- Ступай прочь, ты не должна быть мною.

Отражение растворилось в клубах тумана. Из глубин зеркала выплыла высокая фигура, укутанная в плащ из серебристой ткани. Поклонившись Зо-ли, она замерла, воздев руки. Диадема из звезд сияла на ее великолепных лиловых локонах, а невероятно тонкая талия и неправдоподобно длинные ноги не могли принадлежать земной женщине.

- Что ж... Пусть я буду такой - пока... - хозяйка замка приподняла полы ниспадающих серебристых одежд, повернулась к зеркалу спиной и удалилась из зала.

Зо-ли украшала свой мир. Лиловые холмы, расстилавшиеся вокруг замка, покрылись ковром белых лилий, звеневших от дуновения ветерка. Небо заиграло переливами перламутра, а хрустальные водопады, струящиеся из пустоты, преобразили пейзаж, наполнив его волшебством.

Зо-ли разбудила покоившийся в бесконечном сне народец эльфов и с той поры могла наблюдать веселые хороводы, кружившиеся над белоснежными цветами. Она заполнила замок эфемерными созданиями, денно и нощно прислуживавшими своей госпоже. Вопреки ее желанию, жизнь похожих на детей существ оказалась коротка, но их смерть не пугала, будучи необычной и легкой. Зеленоглазые малышки таяли, обращаясь в золотистую пыльцу, которая, сверкая в воздухе, медленно уплывала к лиловому горизонту. Зо-ли творила множество чудес, преображая мир, но больше иных метаморфоз любила менять свои отражения. Ослепительно красивые женщины являлись ей из бездн зазеркального мира и Зо-ли принимала новые и новые обличья, вскоре сменяя их вместе с наскучившими драгоценными нарядами.

Когда затянутый дымкой небосвод озарялся светом полной луны, Владычица Грез, несравненная Зо-ли пела, и от ее дивного голоса на холмах расцветали сотни новых лилий.





Напоенный дурманящими ароматами воздух был неподвижен, стрекотанье цикад мириадами золотых струн пронизывало ночь, похожие на драгоценные камни звезды задумчиво смотрели на уснувшую землю... Правая рука Орра покоилась на рукояти меча, но расслабленная поза заставляла предположить, то он задремал в седле, поддавшись умиротворению южной ночи. Его окран осторожно перебирая копытами, выбирал дорогу, прислушиваясь к загадочным звукам никогда не спящего леса. Вдруг черная масса отделилась от кроны похожего на дуб дерева и с визгом бросилась на спину всаднику. Неуловимое взглядом движение, свист рассекаемого воздуха и разрубленное тело ростлака, скользнув по ноге Орра, тяжело плюхнулось на землю. В тот же миг еще трое нежитей выпрыгнули из засады и ринулись вперед, преграждая путь попятившемуся окрану. Меч Орра снес бугристые головы двух ростлаков, а третий закончил свое существование, будучи заколотым коротким ударом, пригвоздившим его тело к ближайшему дереву. Выдернув клинок, Орр стряхнул с него кровь и плавным движением погрузил в ножны. Воитель знал - меч ждет недолгий отдых. И хотя путь был свободен, а распростертые тела мертвых ростлаков остались лежать на лесной тропе, Орр предвидел, что короткая ночная схватка - всего лишь первый эпизод длительной жестокой борьбы. Оракул Вечности поведал великому магу Витимюргу весть о скорой кончине, увидев в зеркале Грядущего его гибель от руки Орра. С той поры, стремясь сохранить собственную жизнь и изменить пророчество, предрекавшее освобождение земель Вал-мар от власти колдунов его рода, Витимюрг стремился во что бы то ни стало уничтожить Орра. Орр пришпорил окрана и внезапно усмехнулся, припомнив гибкий стан и пухлые губки принцессы Арилоны, ныне пленницы Витимюрга. Обещания, некогда данные на террасе загородного дворца, сулили ему достойную награду. Но не страстная любовь Арилоны, а жажда мести вела Орра вперед - он никогда бы не простил Витимюргу жестоких гонений, которые постигли его род по вине мага.

Орр Непобедимый, повергнувший двуглавого змея, разоблачивший заговор семи мудрецов, разогнавший орды кочевников юга и покоривший земли запада, никогда не сожалел о выпавшем ему жребии. И только порой, прервав чреду кровавых схваток, любовных утех и шумных застолий он вспоминал об утрате того, что некогда было обыденным и привычным. Его окран лишь напоминал коня, как напоминали росшие здесь деревья дубы и клены, как походили на земных девушек гибкие статные красотки, во множестве встречавшиеся Орру в его скитаньях. Этот был искаженным отражением иного, давно и безвозвратно сгинувшего, почти забытого, отблески воспоминаний о котором порой вспыхивали в его мозгу.

Орр выехал на опушку леса. Светало. Птица, похожая на ворона, зорко смотрела ему вслед.





Зо-ли знала - она начало и конец мира, владычица сущего и вечная его первооснова. Все остальное было создано по ее воле и служило ей... Знала Владычица Грез и то, что одиночество одно лишь одиночество служило залогом ее всевластия. Всякий вошедший в мир волшебных образов человек нарушил бы хрупкое равновесие лунных бликов и погрузил бы вселенную Зо-ли в первозданный хаос. Опасаясь вторжения, она оградила свои земли незримой стеной, делавшей невидимыми холмы, поросшие белыми лилиями, ажурные башенки замка, хрустальные водопады и ручьи, рыла от чужих глаз и странный народец, живший на ее земле. Сделав так, Владычица Гроз произнесла:

- Да будет бал!

В тот же миг круглый зал с двумя дюжинами стрельчатых окон и витыми колоннами, капители которых были увенчаны хрустальными цветами, начал заполняться причудливыми созданиями. Они материализовались из струек тумана, просачивались сквозь опаловую кладку пола, возникали из капель росы, прилетали вместе с ароматом цветов... Играла флейта...

В толпе приглашенных было немало фей - хранительниц маленьких ручьев и островов, умевших творить иллюзии. Они собирались небольшими группками, избегая общества гостей, не владевших тайнами колдовства, и развлекались, творя несложные чудеса. Кто-то преображался в цветок, кто-то окружал себя роем сверкающих искорок, кто-то растворялся в воздухе. Эльфы парили на стрекозиных крылышках по залу, то и дело затевая веселые погони, Серьезные, молчаливые гномы перебрасывались скупыми фразами, обсуждая строительство подземного города. Недовольная разобщенностью гостей, Зо-ли хлопнула в ладоши и странный народец, населявший землю, воду и воздух закружился в бурном танце.

Среди малорослых существ, пришедших на праздник возвышались, привлекал всеобщее внимание около сотни неземной красоты девиц в потрясающих роскошью и изяществом одеяниях - желая устроить грандиозное торжество Зо-ли позвала на бал все свои отражения. Она не ошиблась - зеркальные девы действительно стали главным украшением бала, и восседавшая на хрустальном троне Владычица Грез с удовлетворением рассматривала их вереницу.

Нескладный подросток в потертой одежде, неведомо как затесавшийся в хоровод отражений, отвлек Зо-ли от блаженного созерцания. Она нахмурила брови и звезда, сиявшая на ее лбу, налилась холодным, злым светом. Но девчонка, стоявшая перед троном, вовсе не собиралась уходить, подчинившись воле разгневанной правительницы. Тогда Зо-ли заговорила:

- Ты не мое отражение! Как же ты посмела явиться сюда и омрачить наш праздник?! Ступай прочь, в зазеркальный мир!

- Я пришла не по своей воле, ибо есть законы, которые не может нарушить никто. Посмотри мне в глаза, Владычица Грез. Пришло время главного решения! Время Выбора.

Зо-ли знала - девчонка права. Обе они не могли ослушаться воли Неведомой Силы, вынуждавшей их делать то, от чего нельзя было отказаться.

- Что ж... Подойди ближе, - поманила она девчонку в потертой одежде, - посмотри мне в глаза.

Всматриваясь в близорукие глаза девчонки, Зо-ли увидела, как мелькают в глубине ее зрачков неясные образы. Будто со дна черного омута всплывали они на поверхность, заполняя весь мир… Золотой свет солнца рассеял холод лунного сияния. Повзрослевшая девчонка и незнакомый Зо-ли парень обнявшись шли по заросшей подорожником тропке, а рядом с ними, как планеты вокруг светила, пронеслись, беззаботно смеясь, двое малышей трех-четырех лет отроду.

Чувства не исказили безукоризненный лик Владычицы Грез:

- Я исполнила твою просьбу, дитя. Теперь ты позволишь мне продолжить празднество? - усмешка звучала в ее голосе.

- Вспомни его имя! Позови его! Он совсем близко, рядом. Позови его, и вы вернетесь... - в глазах нескладной девчонки блестели слезы. - Вас ждет любовь, счастье, долгая жизнь. У вас будут дети, внуки. Это - сама жизнь. Позови...

- И рухнет замок, а эти прелестные создания... - Зо-ли широким жестом указала на толпу притихших гостей, - невинные, нежные создания погибнут, разорванные порывами ледяного ветра? Обратятся в прах... Я утрачу власть, и Вечность отвернется от меня... Во имя чего? Ты хочешь погубить меня, соблазнив убогим подобием жизни и несуществующими чувствами? Но твой соблазн жалок и нелеп, как ты сама. Ты худшее отражение, которому нет места на моем празднике красоты.

Звезда на челе Владычицы Грез полыхнула ослепительным светом, озарившим нескладную девчонку, в чертах лица которой жил невыразимый ужас. Худшее отражение, несравненной Зо-ли покрылось сетью трещин и с тихим звоном рассыпалось на тысячи осколков. Серебристой чешуей устлали они опаловый пол и крошечные духи травы тот час же растащили кусочки зеркального стекла, освобождая место для закружившихся в танце пар. Бал продолжался.





Оттолкнув ногой тело поверженного врага, Орр протиснулся в расщелину и, согнувшись, пошел по прорубленному в граните скалы коридору. Не без труда, ежечасно рискуя своею головой и отправив в иной мир немало врагов, он наконец-то добрался до логова колдуньи Крыэры, дабы услышать долгожданное предсказание. Великий маг Витимюрг, обративший в камень всех троих его спутников, сумел выкрасть у Орра волшебный кристалл, тем самым лишив его магической защиты. Но не это волновало Орра, привыкшего рассчитывать только на собственные силы и не доверявшего людям, владеющим колдовством - он вполне мог обойтись без похожей на крупный изумруд волшебной безделушки. Тревожило иное - Витимюрг, завладевший кристаллом обрел с его помощью невиданную власть над живыми и мертвыми, и только его адские покровители знали, как распорядится ею старый безумец.

Коридор повернул влево, и Орр неожиданно очутился в просторной пещере. Факелы, воткнутые в щели между камнями, давали слабый неровный свет, который, казалось, не освещал, а, наоборот, сгущал тени в низком сводчатом помещении. Из мрака бесшумно выступили люди в черном, лица которых скрывали маски. Их было четверо. Орр остановился в центре пещеры, положил руку на рукоять меча. Замер, выжидая. Неслышно, как тени, кружили вокруг него безликие воины. Развевались полы их черных одеяний, пламя играло на клинках. Не поворачивая головы, боковым зрением Орр уловил, как противник справа незаметно готовится к атаке. Неожиданно шагнув вперед, Орр повернулся вправо, молниеносно извлек меч из ножен и рубанул им по запястью нападавшего. Кисть, с зажатым в ней боевым топором отлетела в сторону, тяжело плюхнулась на камне. Тут же коротким ударом сверху Орр добил оравшего от боли и потерявшего контроль над ситуацией раненого воина. Не дав нападавшим опомниться, горизонтальным движением меча он полоснул по телам стоявших перед ним врагов и успел заметить, как один из них отступает назад, придерживая вываливающиеся из рассеченного живота внутренности. Резко обернувшись, Орр зарубил третьего врага, успевшего занести меч над его головой. Оставшийся в одиночестве противник, нападавший на Орра спереди, был ранен, но не думал сдаваться. Воспользовавшись тем, что Орр повернулся к нему спиной, он метнул кинжал, целясь в поясницу. Звериное чутье Орра не изменило и в этот раз - он сумел отклониться от несущего смерть клинка. Обернувшись, Орр нанес сокрушающий удар, смахнув голову с плеч последнего из нападавших на него воинов.

Схватка длилась несколько мгновений и только, стоя среди поверженных врагов, Орр задумался кем были от люди и кто послал их сюда. Поддев острием меча маску, скрывавшую лицо убитого, он резко сдернул ее. Орр не ошибся - синий узор из скрученных двойных спиралей четко выделялся побелевшей коже мертвеца. Такие татуировки имели только личные телохранители Витимюрга, давно снискавшие дурную славу своей запредельной жестокостью и неуемной жаждой смерти. Стряхнув кровь с лезвия, Орр вложил меч в ножны и пошел вперед, в темный провал хода, уводившего его в недра горы.

Спустившись по корявым ступеням, Орр очутился в круглой пещере с потолком-воронкой, таявшим во мраке. В центре помещения высился алтарь, сложенный из человеческих черепов слева от зловещего сооружения - треножник под которым билось бледное голубовато-серое пламя. Варево, булькающее в подвешенном к треножнику котле, издавало дурманящий, но довольно приятный запах.

- Я знаю, что привело тебя сюда, о великий воин... - скрюченная карга тихонько выбралась из-за алтаря и шагнула навстречу Орру. - Важное послание ожидает тебя. Смотри зорко орел, парящий над степью - это поворот твоей судьбы.

Орр без лишних разговоров приблизил к глазам хрустальный шар и начал пристально вглядываться в него.

…солнечная лужайка, скатерть, расстеленная прямо траве, сдобные пирожки в плетеной корзине... Смеются дети, он и она смотрят в глаза друг другу...

Лица влюбленных показались Орру знакомыми.

- Кто это? - отрывисто бросил он.

- Ты и твоя жена.

- Я? - Орр засмеялся.

- Она рядом, близко. Вспомни ее имя, позови, и вы вернетесь. Вспомни ее имя!

- Девица не в моем вкусе. Невзрачная.

- Ты смотрел в глаза красавиц, когда сжимал в объятьях их стройные тела?

- Да... - Орр помрачнел. - Да.

- Там - туман. В их глазах гнездится болотный туман. Они похожи на земных женщин, но только похожи... Ты один - больше здесь нет людей. Убей одиночество, вспомнив ее имя!

В гневе сверкнули глаза Орра:

- Я пришел сюда не за тем, старуха! Или Витимюрг и тебя подчинил своей воле?

- Мне больше нечего добавить, доблестный воин. Ступай своей дорогой.

Выругавшись, Орр покинул пещеру колдуньи. Почти неразличимый шорох привлек его внимание. Положив руку на рукоять меча, он легкими шагами стал продвигаться вдоль скалы...





В маленькой заводи, спокойная вода которой отражала сонные ивы, покачивалась, на поднятой набежавшим ветерком ряби, старая лодка. Люди скрылись за деревьями, но над заводью все еще звучали их голоса.

- Клюет скверно, с чего бы это?

- Черт его знает. Всю неделю одни неприятности. Из рук вон плохо...

- Лето еще толком не началось, а уже двое сгинули.

- Коварная река. Странно, что местный парнишка пропал - здешние здесь каждый омут знают, корягу. Не лезут куда попало.

- Дно чистить надо.

- Ты что ли будешь?

- А тела опять не нашли...

- Гиблое место...

Стихли тяжелые шаги, умолкли голоса.

Стрекоза, похожая на эльфа, замерла на носу лодки, подставив слюдяные крылышки лучам утреннего солнца. Было очень тихо...



Наверх ↑




Поиск по сайту



Новости сайта

Архив новостей