Главная

Etxea Елены

Мистические рассказы

За гранью

Чужая елка

Обман чувств

Часовщик

О пяти братьях и сестре Агэл

История о влюбленных, застигнутых ненастьем

Проделки кошки из города Дан

Алиса

Омут

Летняя практика 7б

Лунные ночи

Фрея

Отражение

Замкнутый круг

Кукла

Рождение Куклы

Старая квартира

Гаданье

Подземка

Дверь

Проклятье Елены Прекрасной

Игра в ящик

Свет далекой звезды

Телефонный звонок

Тени

Дети Творца



    

Елена Артамонова

Страшная сказка из цикла "Сказки средневековой Альдекции"

История первая   История вторая   История третья

О пяти братьях и сестре Агэл

18 +



История, которую я вам поведаю, да послужит предостережением для тех из вас, друзья, кто в порыве гнева способен совершить опрометчивый непоправимый поступок и остановит вашу руку, в ярости занесенную над невольным обидчиком.

Слушайте же... Случилось это много лет назад, на северо-западном побережье княжества Ренгия, в селении Сиано-тарри. Онор Род-Ал, удачливый рыбак, известный по всей округе благонравием и добропорядочностью, отец шестерых детей, был уважаем и любим односельчанами. Нередко приходили они к Оно-ру за советом и всегда Онор дельным словом помогал избежать беды или ссоры. Не было во всем Сиано-тарри более рассудительного, мудрого мужа, нежели он. И никто из сельчан не знал давнего греха Онора Род-Ала. Много зим назад, бучи еще безусым юношей, сгубил Онор невинного человека.

Как-то раз, возвращаясь из дальней поездки, встретил Онор одинокого путника, шедшего той же дорогой. Путь, пройденный вдвоем, кажется короче, и они вместе направились к Сиано-тарри. Ночь опустилась на горы Ренгик, и странники заночевали в лесу на поляне возле крутого обрыва. Неведомо мне, о чем была их беседа, но молодому вспыльчивому Онору почудилось, будто незнакомец насмехается над ним. Недолго сдерживал юноша свой гнев и без особых раздумий изо всех сил ударил тщедушного собеседника, тот пошатнулся и, не удержавшись на краю обрыва, камнем полетел вниз.

Испуганный не на шутку Онор не знал как поступить, ведь в темноте он не мог спуститься с крутой горы и помочь незнакомцу. Едва дождавшись рассвета, юноша склонился над пропастью и взглянул вниз - черным мешком лежало недвижное тело, распростертое на острых камнях. Ни слово, ми стон не доносились до ушей Онора. Уверовав, что его попутчик мертв и поддавшись страху, юноша трусливо бежал с роковой поляны.

Многие ночи, минувшие после того события не мог Онор спать спокойно, лицо незнакомца вставало перед его глазами, и с криком он просыпался. Совесть терзала юношу, но, если бы Онор знал, что оставил умирать без помощи еще живого человека, кто знает, как бы поступил он... Неведомо было Онору, что несчастный еще двое суток пролежал с перебитым хребтом, прежде чем смерть смилостивилась и забрала его с собой.

Годы текли быстро, и со временем Онор почти не вспоминал о своем тяжком грехе. Но душа убитого не знала покоя.

Однажды жена Онора, Гюна, выйдя во двор, разговорилась с соседкой, а ее новорожденный сын остался дома под присмотром своей малолетней сестры Агэл. Немного времени заняла праздная беседа, но достаточно, чтобы в доме Род-Алов случилось непоправимое. Вернувшись под его кров, Гюна прежде увидела рыдающую перепуганную дочь, а затем то, что никто не может пожелать увидеть матери - обгоревшее тельце младенца в пылающей печи... Страшным был тот день для семьи Онора. Только на следующее утро смог безутешный отец расспросить едва успокоившуюся Агэл о произошедшем. Девочка рассказала Онору, что видела страшного человека в черном, неведомо как очутившегося в доме и швырнувшего в очаг ее маленького братика. Большего Агэл не знала и не видела.

В скорби и тревоге прошла зима, а весной на Онора и его жену Гюну обрушилось новое горе. Теплым весенним денечком соседские ребятишки, в том числе и трое младших детей Онора, отправились играть к старому амбару на краю селенья - излюбленному месту их развлечений и забав. Но недолго слышался их веселый смех. Прибежал домой Ран, брат-близнец Агэл и, захлебываясь слезами, указал родителям и в ту сторону, куда поутру убежали все трое ребятишек.

Полные дурных предчувствий, бросились Онор и Гона к амбару. Маленькая зареванная Агэл сидела на песке возле покосившегося от времени строенья, а поодаль, в развилке старой осины, висел труп ее среднего брата Энтора. Неведомый злодей зажал голову ребенка меж, толстыми ветвями и заколол его, валявшимися тут же, неподалеку вилами. Онор наклонился к Агэл, погладил по светловолосой голове, взглянул в невинные голубые глаза и спросил:

- Кто это сделал, дочурка?

И как прежде, девочка рассказала о черном незнакомце, убившем ее брата. Агэл вновь не знала, откуда он пришел и где скрылся. А толстячок Ран и остальная детвора, игравшая в миг убийства в прятки, вообще не видела ничего.

Не долго думал Онор, чтобы понять - страшное проклятие тяготеет над его родом. Вспомнил он об убиенном страннике и открылось ему, кто приносит горе и беды в их дом. Черный дух вернулся, чтобы рассчитаться со старыми долгами. В тот же вечер отправился Онор к городской колдунье Аране искать у нее мощи и защиты. Старая женщина выслушала его исповедь и произнесла:

- Дух не может погубить человека. Убить человека может только существо из плоти и крови. Но Черный дух умеет починять людскую волю, заставляет служить себе. Ищи человека, Онор.

На прощанье колдунья протянула Онору Род-Алу талисман - сушеный корень мюия, вымоченный в лягушачьей крови и сказала:

- Черный дух уйдет в могилу, если ты положишь на лоб его раба этот талисман. Но знай, прежде чем навсегда исчезнуть, напоследок, Черный дух умертвит своего раба, заберет его душу в царство Тьмы.

Встревоженным возвратился Онор в свой дом. Внимательно вглядывался он в лица своих домочадцев и соседей, искал затаившегося врага. Смотрел Онор на светлые лица детей: на любимицу Агэл, на толстячка Рана, на долговязого Арета, на совсем взрослого Эрда, чья свадьба была уже не за горами, смотрел и не верил, что кто-то из них служит черной силе призрака, задумавшего отомстить ему.

Наутро Рана нашли в постели мертвым - мальчика укусила неведомо как пробравшаяся в дом медянка. И тогда Онор вспомнил, что вечером прошедшего дня, воротившись из леса, Агэл принесла в дом корзинку, прикрытую листьями лопуха. Страшное подозрение закралось в сердце Онора, сжалась его рука на груди, там, где носил он ладанку с талисманом колдуньи... Но, если верна его догадка и волей маленькой Агэл, в самом деле, завладел Черный дух, то невинного ребенка ожидала гибель от руки собственного отца, а Онор никогда бы не согласился стать убийцей родной дочери.

И вновь отправился он к колдунье Аране. Неутешительными оказались слова старой ведьмы и еще более страшными были события, произошедшие за время его отсутствия. Едва вышел Онор из дома колдуньи, как увидел свою жену, торопившуюся навстречу. Задыхаясь от быстрого бега, поведала Гюна, что привело ее сюда. Загоняя в хлев корову, Гюна увидела встревоженного, растрепанного старшего своего сына Эрда, выскочившего из дому. Она спросила юношу:

- Что случилось, Эрд?

Он прокричал на бегу:

- Мама, Арет видел, как кто-то схватил и унес Агэл. Мы догоним его, а ты разыщи отца, позови соседей. Человек в черном побежал в сторону леса. Он не сумеет уйти далеко!

И Эрд помчался туда, где скрылся прежде Арет. Не медля Онор, Гюна, колдунья Арана, еще несколько слышавших их разговор односельчан, устремились по дороге, ведущей к лесу. Без труда отыскал Онор следы своих сыновей и пошел по ним в самую глубь лесной чащобы. Следы обрывались у ловушки для крупного зверья, ставшей могилой обоих сыновей Онора. Острые колья, которыми было уткано дно ямы, пронзили их тела и, хотя мальчики были еще живы, никакое чудо уже не могло спасти их.

Подойдя к безутешно рыдающему отцу, колдунья Арана сказала:

- Черный дух помутил разум твоего сына Арета, и он увидел то, чего не было. Никто не похищал Агэл. Это она заманила своих братьев в смертельную ловушку. Теперь я знаю точно - Агэл одержима духом-мстителем. Положи ей на лоб талисман, и ты спас ешь хотя бы жену и себя.

С грубой руганью оттолкнул Онор старуху-колдунью и зашагал, не оглядываясь к своему опустевшему дому. На пороге его сидела маленькая Агэл, перебирала разноцветные камешки и напевала немудренную песенку.

- Что случилось с тобой, моя крошка? Кто тот черный человек, что преследует тебя?

С испугом посмотрела Агэл на отца и заплакала. Онор взял малышку на руки и зарыдал вместе с ней. Онор Род-Ал открыл жене свою давнюю тайну. Вместе решили они сжечь талисман Араны и пуще глаза присматривать за Агэл, дабы не случилась с ней ничего дурного, и она не принесла бы никому вреда. Так прошло лето и половина осени. Однажды от заезжих купцов Онор узнал, что на самом краю Ренгии, в селенье Ренод, живет могущественная рыжеволосая колдунья Илма, умеющая изгонять Черных духов из разума их рабов, не причиняя при этом людям ни малейшего вреда. Недолго думая, Онор отправился в дорогу, прежде наказав Гюне строго следить за Агэл и не выпускать ее из каморки, куда сам запер ребенка. Гюна согласилась, и Онор уехал в Ренод.

Долго плакала маленькая Агэл, сидя взаперти и не выдержало материнское сердце - Гюна отворила дверь и выпустила на волю свою дочь...

А Онор тем временем уже добрался до высокой, поросшей огромными елями горы, где и жила могущественная колдунья Илма. Долго взбирался он по крутым каменистым тропам, блуждал под тенью сумрачного леса, пока, наконец, не предстал перед той, в чей помощи нуждался.

- Ведомо мне, что привело тебя сюда, путник, но не в силах я изменить твой жребий. Слишком поздно пришел ты ко мне… - молила рыжеволосая колдунья. Протянула Онору дубовую чашу полную студеной воды, велела смотреть в самую ее глубину. И увидел он двор своего дома, Агэл, беззаботно перебирающую ракушки и цветные камешки, Гюну, идущую с кувшином за водой. Едва только Гюна склонилась к колодцу, черная тень коснулась лица маленькой Агэл, девочка неслышно подкралась к матери и что было сил толкнула ее. Даже не вскрикнув, упала Гюна в колодец. А маленькая Агэл с искаженным неживым лицом, все таскала камни, некогда припасенные для постройки нового дома, и бросала, бросала в колодезное жерло.

Опрокинул Онор дубовую чашу, бросился прочь, заторопился туда, куда не дано ему было успеть. Долго смотрела ему вслед рыжеволосая Илма.

Длинен путь от Ренода до Сиано-тарри, не один день блуждал Онор по ренгийской глухомани, и вдруг остановился, огляделся - видит поляну, поросшую молодым ельником, крутой склон у самых своих ног... Вспомнил Онор - здесь и повстречался ему одинокий путник, здесь и погиб он от его руки. И тогда увидел он, как идет навстречу маленькая Агэл, вся перепачканная, в изодранной рубашонке, исцарапанная, идет и плачет:

- Папа, папа! Я не знаю, как попала сюда! Помоги мне!

Бросился Онор к невинному ребенку, хотел защитить, помочь, но черная тень заслонила глаза Агэл и с недетской силой она толкнула отца в пропасть.

Не поддался бы в свое время гневу горячий юноша, не сбежал бы позорно от содеянного - разве постигла бы его в зрелые годы подобная участь? А мстительный дух, наконец, успокоился, утолил свою жажду отмщения и, смилостивившись, отпустил разум маленькой Агэл из своего плена. Долго бродила девочка по лесу, пока не подобрала ее рыжеволосая колдунья Илма, но это уже другая история...



История первая   История вторая   История третья
Наверх ↑




Поиск по сайту



Новости сайта

Архив новостей