Главная

Etxea Елены

Мистические рассказы

За гранью

Чужая елка

Обман чувств

Часовщик

О пяти братьях и сестре Агэл

История о влюбленных, застигнутых ненастьем

Проделки кошки из города Дан

Алиса

Омут

Летняя практика 7б

Лунные ночи

Фрея

Отражение

Замкнутый круг

Кукла

Рождение Куклы

Старая квартира

Гаданье

Подземка

Дверь

Проклятье Елены Прекрасной

Игра в ящик

Свет далекой звезды

Телефонный звонок

Тени

Дети Творца



    

Елена Артамонова

Дверь-убийца



18 +

На краю деревни дорога сделала резкий поворот, свернув влево. Пейзаж за окнами машины сменился внезапно и быстро, как театральная декорация. Вместо вереницы невзрачных домишек, вытянувшихся вдоль пропыленной деревенской улицы, взорам открылся невысокий холм, увенчанный одиноко стоявшим домом. Серебристый от старости, добротный, он возвышался среди яблоневых деревьев и кустов еще не отцветшей сирени. Вдали, за холмом угадывалась река.

- А это была неплохая идея - выбраться сюда… - произнесла Люба и отвела от лица прядь светлых легких волос, растрепанных беспечным ветерком.

- Во всяком случае, дешевле, чем куда-либо ехать или снимать дачу, - отозвался сидящий за рулем мужчина. - И, вообще, этот дом - уже давно наша собственность.

- Твоего дяди, Игорь.

- Теперь наш. Твой и мой, Сережкин, Маргариткин. Дядя умер, а других наследников, кроме меня у него не осталось.

- Надеюсь, этим воскресеньем удастся перевезти сюда всех.

- Ты оптимистка, Любаша. Скорее всего, мне к этому времени просто не удастся раздобыть на работе микроавтобус. Но даже не в этом дело. Дом стоял заколоченным три с лишним года, и вряд ли приобрел от этого дополнительный комфорт. Нам предстоит масса работы, прежде чем он приобретет приличный вид.

- Нам же не круглый год здесь жить! Наверняка крыша подтекает, половицы рассохлись, рамы перекосило - и только. Сад, конечно, очень запущен. Но это мелочи - был бы кров над головой.

Игорь затормозил у малоприметной калитки. Свесившиеся из-за штакетника ветви яблонь зашуршали по крыше машины, будто пытаясь задержать ее. Оба вышли наружу, разминая уставшие от неподвижности тела. Люба отворила незапертую калитку. Узкая заросшая гусиной травкой и крапивой тропинка уводила вглубь сада, к дому. Не дожидаясь мужа, возившегося с машиной, Люба пошла вперед, желая как можно скорее увидеть вблизи полюбившийся ей с первого взгляда дом. Вскоре ее красный сарафан исчез за кустами.

Негромкий женский вскрик заставил Игоря со всех ног броситься в глубину сада. Люба стояла на открытой веранде дома и виновато улыбалась:

- Прости. Я не хотела тебя пугать. Просто это так мерзко и неожиданно… Я сама испугалась. Интересно, от чего он умер?

Игорь наклонился над похожим на грязный меховой воротник предметом. Поморщился - кошачий трупик был набит сотнями копошащихся жирных личинок.

- Какая разница? Что бы ни служило тому причиной, ему не стоило, в качестве места последнего упокоения избирать крыльцо нашего дома.

- Бедный котик!

- Хорошо, что детей не взяли. Зароем бедолагу по ту сторону забора. Где ключи?

- Вот… - Люба открыла сумочку, болтавшуюся на плече, извлекла связку увесистых старинных ключей, нанизанных на бронзовое узорчатое кольцо. - А скважина здесь только одна. Попробую угадать…

Первый, наугад выбранный ключ, сразу подошел к замку. Люба открыла замок. Легкий порыв ветра качнул дверь, и она отворилась, протяжным скрипом приветствуя новых владельцев. Двое вступили в сумрачную прохладу давно опустевшего жилья. Увиденное стало приятным сюрпризом - казалось, дом покинули совсем недавно - так аккуратно и чисто было под его крышей. Отсутствовали даже ожидаемые занавеси паутины, и только ровный, будто просеянный через мельчайшее сито слой пыли, покрывавший стены и предметы, выдавал одиночество осиротевшего дома. Довольный Игорь не преминул поделиться своими впечатлениями с женой:

- Ты была права, угадала - здесь неплохо. Дядюшка был отменным хозяином. А крыша все же наверняка рассохлась, готов поспорить. Двери скрипят, но это и вовсе не проблема. Маленький косметический ремонт и хорошая уборка - вот что здесь необходимо. Теперь же, мадам, прошу следовать за мной…

Игорь, в детстве не раз гостивший у дядюшки, вызвался исполнять роль экскурсовода, знакомя жену с расположением комнат:

- Налево, сударыня, вы видите дверь, ведущую в кухню. Там есть ход в небольшой чулан. Отсюда можно войти еще в две комнаты, кои можно использовать, как спальни.

- Здорово! - Люба была в восторге от увиденного. Она нетерпеливо перебила Игоря. - Это тебе ни какая-нибудь избушка на курьих ножках. Куда ведет лестница?

- В мансарду.

- Класс! Настоящий графский особняк. А потолки какие высокие! Теперь за дело. Надо выкинуть всю рухлядь. Дом хорош, но эти допотопные диванчики, комодики, этажерочки! Здесь все утопает в пыли!

- Не торопись, Любаша. Уберем мебель наверх - и все. Какой толк в том, что она будет валяться у дома? Сжечь ее - так мы погрязнем в этом деле. Мансарда нам, скорее всего не потребуется. Трех комнат и кухни будет вполне достаточно для нормальной жизни.

- Как скажешь. Наверх, так наверх. Скорей бы сбить эти противные доски, распахнуть ставни! Я просто жажду перемыть здесь все окна. Пустим солнце в дом!

Любу переполняло желание работать, убирать, наводить порядок. Заразившись ее энтузиазмом, Игорь не без труда начал затаскивать тяжелую деревянную мебель наверх, в мансарду.

В город они вернулись только в одиннадцатом часу вечера.





Несмотря на то, что спать легли заполночь, дел наутро осталось предостаточно. Сборы шли полным ходом.

- Бабушка, деда - это и есть великое переселение народов? - вертелась под ногами, не давая никому прохода, радостно возбужденная Маргаритка. - Так… Постельку для куклы взяли, мячик взяли, прыгалки взяли… А где Пусик? Он мой сторожевой пес. Будет нас охранять от волков и разбойников - гав-гав! Деда, давай построим для него игрушечную будочку!

- Арина, ты готова? - послышалось из кухни.

- Нет, тетя Люба, чемодан не стягивается.

- Тебе, сестричка, необходима мужская рука. Мы его коленом… А ты затягивай… Раз!

В чемодане что-то хрустнуло. Арина ойкнула и погрозила кулаком Сергею. В комнату вихрем ворвалась Маргаритка:

- Мы - цыгане, цыгане! Это наш табор. Ребята, давайте играть, будто мы цыгане. Станцуй, Ариночка.

- Сейчас не самое подходящее время для плясок, - Арина улыбнулась. - Возьмите-ка лучше вместе с Сергеем вот тот рюкзачок и отнесите вниз, к дяде Игорю.

Из кухни вышла нагруженная всевозможными кульками и пакетами Люба:

- Мам, а где у нас сахар?

Екатерина Константиновна, мать Любы, с недоумением пожала плечами. Люба вздохнула:

- Так мы и к вечеру не управимся!

Во дворе, под окнами, вновь просигналила машина - потерявший всякое терпение Игорь, в который уж раз скликал свое шумное семейство.

- Идем, милый! - высунувшись из окна, замахала рукой Люба.





Радость Маргаритки была неуемна - абсолютно все увиденное из окна фургончика давало ей повод для восторженных комментариев. Железнодорожный мост с пронесшейся над головами электричкой, овцы, пасущиеся на откосе, невзрачные домишки с деловито вышагивавшими у крыльца курами - никто и ничто не оставалось вне ее внимания. Больше всего девочку поразила промелькнувшая за окном корова - до сей поры, Маргаритка видела коров только в телевизионной рекламе. Старавшийся держаться солидно тринадцатилетний Сережа и четырнадцатилетняя Арина радовались не меньше своей малолетней сестренки, предвкушая рыбалку, купанья, клубнику и прочие радости привольной жизни.

Микроавтобус остановился у покосившейся калитки, и вся семья гурьбой двинулась по дорожке, ведущей к дому. На веранде их поджидала женщина средних лет в вылинявшем ситцевом платье и небрежно повязанной косынке.

- Здравствуй, Игорек! Я тебя еще в прошлый раз заприметила. Вижу - машина через всю деревню катит, не останавливается. Куда это, думаю? Потом смотрю, к дому Петра Юрьевича, царство ему небесное. Ну, я поняла, кто к нам в гости пожаловал. Сегодня, едва увидела, что вы едите, сразу сюда пришла, встречать.

- Тетя Оля! Здравствуйте! Знакомьтесь, наша соседка - Ольга Ивановна. Моя жена - Люба. Ее отец - Алексей Викторович. Мать - Екатерина Константиновна. Дети - Сережа, Маргаритка. Племянница - Арина.

- Очень приятно. Хорошо, что вы приехали. Нельзя надолго оставлять дома пустыми. Без людей они умирают или начинают мстить. Петр Юрьевич частенько об этом говорил. Когда его не стало, здесь все как-то опустело. Он был хорошим хозяином. Любил дом… Да что все о грустном? Хотите, я буду приносить вам молоко, яйца? Детям очень полезно молоко. Разве в городе найдешь настоящее парное молоко? Жалко мне городских детишек!

- Я не люблю молоко! - прервала ее рассуждения Маргаритка.

- Не говори так, детка. Коровка обидится.

- Ой, у вас есть живая корова?! Вот это да! Сережа, Арина, помните, какую корову мы видели по дороге? Интересно, эта на нее похожа? А как ее зовут?

- Спасибо за молоко, Ольга Ивановна. Мы будем рады.

- Мне пора. Не стану вас задерживать. Хлопот-то сколько на новом месте. Как обустроитесь - милости прошу в гости.

- Спасибо, спасибо.

Игорь тем временем кончил возиться с замком, отворил входную дверь:

- Прошу в дом! Добро пожаловать!

- Ой, какая дверь скрипучая! - вновь раздался восторженный голос Маргаритки. - Скри-и-и-и-ип! Скрип! Скри-и-и-ип!

Люба посмотрела на Игоря:

- Ничего не понимаю - мы же почти два пузырька масла извели на эти ставни и двери, а никакого результата!

- Не расстраивайся, Любаша. В этом даже что-то есть. Романтично. Скрипучие двери, лестницы. Сирень у окна. Закаты, восходы… Счастливчики! Кому - каникулы, кому - работа. Стоит поторопиться, я все же надеюсь вернуться в город до темноты. Сергей, не зевай по сторонам, лучше помоги разгрузить вещи.





Дни, привлекательные в своем однообразии, текли незаметно. Каждодневные прогулки в лес и на реку, отсутствие привычных городских забот и появление забот новых, дачных, все это делало их жизнь спокойной и безмятежной. Игорь приезжал на дачу по выходным, и вся семья с нетерпением ожидала, когда же у него начнется отпуск. Так прошла первая половина июня.

На веранде бабушка накрывала стол к обеду. Маргаритка, сидевшая на перилах, зорко следила за тем, как появляются на клетчатой скатерти все новые и новые тарелки, наполненные чем-то вкусненьким. Почти все блюда уже красовались на столе, и Екатерина Константиновна в последний раз направилась на кухню за банкой вишневого компота. Она специально привезла компоты из дому, чтобы, по ее выражению, "было чем подкрепиться, пока не начнутся заготовки".

К немалому удовольствию Маргаритки, бабушка весьма ловко управлялась с большущей трехлитровой банкой, пустым кувшином, несколькими чашками и полотенцем, которые она ухитрилась вынести из кухни в один прием. Вообще-то ей следовало помочь, но девочке не хотелось слезать с перил веранды. "Как жонглер в цирке…" - подумала Маргаритка. Балансируя многочисленными предметами, Екатерина Константиновна совсем позабыла о дверном пороге, зацепилась за него ногой и, потеряв равновесие, начала падать. Чашки, банка и кувшин со звоном ударились об пол. Ягоды и брызги компота полетели во все стороны. Упала Екатерина Константиновна очень неудачно, ухитрившись порезать руку острейшим осколком банки. Испуганная Маргаритка подбежала к лежавшей на пороге бабушке.

- Бабуля, бабуля! Что с тобой?!

- Помоги…

- Мама! Мама!!! - истошно завизжала девочка, увидев быстро увеличивающуюся лужу крови, хлеставшей из пораненной руки.

Из глубины сада выскочила встревоженная Арина.

- Что случилось?! - крикнула она, уже успев понять смысл происходящего.

- Бабуля! Мама! - не стихал плач Маргаритки.

Увидев кровь, Арина побледнела, но сумела сохранить самообладание и строго приказала сестренке:

- Беги, разыщи маму! Быстро!

Отослав девочку, она нагнулась над лежащей женщиной, спросила:

- Екатерина Константиновна, как вы?

- Не могу встать… кровь… компот… ох…

- Только не волнуйтесь! Все будет отлично. Я перевяжу. Я мигом - за аптечкой. Сейчас придет тетя Люба.

Когда на веранду вбежали Люба и Маргаритка, Арина уже наложила на руку некое подобие жгута и не очень умело пыталась перебинтовать ее. Спустя несколько минут, кровь удалось унять, а вскоре появился ходивший за хлебом в сельский магазин Алексей Викторович. Дома он не задержался - тут же отправился на шоссе ловить попутную машину.

Руки у Любы немного дрожали, но она старалась держаться спокойно:

- Дедушка сейчас найдет машину. Мы отвезем бабушку в больницу. До завтра меня не будет. Не волнуйтесь. Все уже позади. Дедушка, скорее всего, останется с вами. Если нет, ты, Арина, будешь старшей. Маргарита, ты должна ее слушаться. Разыщите Сергея. Пусть сидит дома и никаких рыбалок. Завтра мы все вернемся. Если мне необходимо будет задержаться в городе - приедет папа. Все зависит от того, что скажут врачи.

Дедушка, как и думала Люба, согласился остаться с детьми. Остаток дня прошел незаметно, без новых тревог и волнений. Однако пленительное чувство умиротворения, радость безмятежной дачной жизни исчезли. Мир стал обычным - суровым и жестоким. Исчез оазис покоя, старый дом больше не навивал сладкие грезы. Старик и дети легли спать едва стемнело.





Екатерину Константиновну выписали из больницы только через день. Первой увидела подъезжавшую к калитке машину Маргаритка.

- Ура! Бабушка вернулась! Папа приехал! - девочка со всех ног бросилась навстречу вошедшим в сад Игорю и Екатерине Константиновне. Подбежала, обеими руками обняла бабушку, посмотрела в лицо. - Что с тобой делали, бабуля?

- Ничего страшного, внучка. Наложили швы - зашили руку. Скоро будет как новая. Уже не болит. Я сама во всем виновата - нечего было без очков ходить.

- Мне так было скучно без тебя! Тетя Оля меня со своей коровкой познакомила, деда качели в саду смастерил, Сережа показал, как удочки делать, но мне все равно скучно. Совсем скучно. Я тебя ждала. Бабуль, а наша дверушка-зверушка больше не скрипит. Помнишь, как раньше - скри-и-ип-скрип, скри-и-и-и-ип-скрип! Еще скучнее стало. А завтра мы с дедой на рыбалку собрались. Только Сережка говорит, что я просплю. Бабуль, разбуди меня. Я встану самая первая, подкрадусь к Сережке - дерг его за одеяло: "Вставай лежебока! Сам ты соня!" Разбуди меня, бабушка, ладно? - без умолку тараторила Маргаритка, ни на шаг не отходившая от бабушки.

Вопреки ее сетованиям, дверь дома тихонько скрипнула, пропуская их внутрь. Девочка захлопала в ладоши:

- Ура! Все вернулись, всё вернулось. Без тебя дверь молчала, без тебя дверь скучала, а тебя повстречала и опять закричала! Ой, как складно получилось… Теперь скучно не будет. Правда, бабуля?

Люба помогала Игорю разгружать машину. Очередная порция "тушенки" и макарон должна была перекочевать из багажника в чулан дома. Подхватив обеими руками тяжелый пакет, Люба пошла по дорожке, но вдруг остановилась, повернулась к мужу:

- Игорь, в городе я тебе не говорила, не до того было и вообще это казалось не столь важным… Но стоило мне вернуться… Здесь все воспринимается иначе. Когда мама поранила руку, кровь буквально хлестала фонтаном, а на полу оказался только пролитый компот. Сначала я не обратила на это внимания, но потом, когда ждала в больничном холле, невольно вновь и вновь прокручивала перед глазами все события и заметила в них какую-то странность. Картина получалась неправильной, неполной… Нелогичной, если можно так сказать.

- Просто Арина все убрала.

- Нет, у нее не было на это времени. Все происходило рядом, на глазах.

- Тогда кровь стекла в какую-нибудь щель.

- Я и об этом подумала. Мне не хочется, чтобы под домом оставалась лужа крови - это нехорошо. Недавно я все тут облазила - никаких щелей, половицы отлично подогнаны. Куда же все девалось?

- Не бери в голову.

- А помнишь кошачий трупик у двери?

- Любовь моя, Любаша, что за мрачные мысли в погожий день? Ты впадаешь в мистицизм. Дернем завтра на рыбалку, подруга?

- Мне лучше остаться с мамой. Она непременно захочет заняться хозяйством, а ее рука… Уборки много. И с тетей Олей я должна расплатиться. Неудобно. Я тогда сгоряча согласилась, не подумав. Теперь вот - неловко. Она целый месяц бесплатно снабжала нас молоком. В подарок. Маргаритку отпаивала. Я прикинула, во что это обошлось… Конечно не много, но все же… Соседи соседями, дружба дружбой, но за все надо расплачиваться.

- Значит, не пойдешь? Тогда жди окуней к обеду. Только тетя Оля денег не возьмет - я ее знаю.

- Я попробую… - Люба подхватила стоявший у ног пакет и зашагала к дому.

Оттуда доносился веселый говор и смех - с возвращением бабушки привычный ход жизни был восстановлен.





Игорь был прав. Когда утром следующего дня тетя Оля появилась на пороге дома с бидоном молока, а Люба начала предлагать деньги, они едва не поссорились.

- Какие деньги, Любаша! Мне этим молоком - упиться. Я одна живу. На рынке не торгую. Пейте на здоровье!

- Ольга Ивановна, дорогая, мне так неудобно… Возьмите, прошу вас.

Люба неловко попыталась засунуть скомканные бумажки в руки тети Оли, но они упали на пол и подхваченные невесть откуда взявшимся сквозняком оказались сдутыми на пол. Ветерок уверенно повлек их в направлении настежь открытой входной двери. Обе смущенные и раздосадованные женщины наперегонки ринулись поднимать деньги. Ольга Ивановна оказалась чуть проворней Любы. Остановившись у порога, она наклонилась, желая подобрать забившиеся в угол рубли. Сквозняк, неожиданно превратившийся в порыв ураганного ветра, резко качнул распахнутую дверь, и тяжелая бронзовая ручка со всей силой ударила в висок тети Оли. Без единого звука женщина опрокинулась на бок и замерла в неподвижности. Кровь из рассеченного виска струилась на пол. Люба подбежала к соседке, склонилась над ней. Женщина застонала. Выглянув на улицу, Люба позвала:

- Мама, мама, иди скорее сюда!

Объяснив подоспевшей Екатерине Константиновне ситуацию, Люба опрометью бросилась вон из сада. Она спешила в деревню.

Спустя полчаса на той же дорожке появилась шумная компания незадачливых рыболовов. С окунями им не повезло, но настроение у всех было отменное. Сергей с Ариной шагали впереди, неся нехитрый рыболовный скарб. Маргаритка бегала вокруг, приставая ко всем с невероятным количеством вопросов, а мужчины следовали чуть позади веселой компании, серьезно обсуждая причины неудачного клева. Недобрая тишина дома не встревожила их.

Только поднявшись на веранду, они заметили распростертую на полу женщину и сидящую подле нее Екатерину Константиновну. Увидев вошедших, она едва не разрыдалась, но, взяв себя в руки, вкратце рассказала о случившемся.

- Она жива?

- Да, дышит. Мы не знали, что делать. Люба побежала в деревню искать врача.

- Черт! Там нет никаких врачей! И не было, и не будет. Она сглупила. Надо было ловить попутку. Целый час потерян! Необходимо срочно отвести тетю Олю в город. Алексей Викторович, помогите отнести ее в машину…





Запыхавшейся, измученной Любе показалось, что знакомая машина мелькнула и скрылась за поворотом дороги. Женщина вбежала в дом:

- Где Игорь?!

- Уехал в город, в больницу, - отозвался Алексей Викторович, - обещал вернуться утром.

- Нам надо бежать отсюда! Сейчас же. Нельзя ждать утра! - почти визжала Люба.

- Дочка, что случилось?

- Мы живем в этой дыре, как отшельники. Даже радио нет. В деревне мне сказали - сутки назад из воинской части бежал солдат. Дезертир. Перестрелял своих сослуживцев и исчез. Восемь человек погибло. Теперь его ищут. Говорят, он скрывается в наших краях. В деревне самая настоящая паника. Это и правда очень опасно - он может убить, взять в заложники. Собирайтесь, дети. Мы уедем первой же электричкой.

- Люба, подожди, - прервал дочь Алексей Викторович, - такие важные вопросы в спешке не решаются. Ты подумала о том, что дорога к станции идет лесом? Четыре километра пешком по безлюдной, глухой дороге - мы сами напрашиваемся на неприятности. Сейчас нам необходимо сделать другое - закрыть, как следует ставни, двери во все комнаты и спокойно заниматься своими делами. Ждать утра, когда приедет Игорь. Этот дом, как крепость, в нем нам ничего не грозит. И вообще, дезертира уже наверняка поймали.

Любе не очень понравилось предложение отца, но возразить по существу она не могла - на словах все вроде бы звучало верно. Вздохнув, она принялась разогревать ужин. Дедушка, Сергей и Арина занимались обороной "крепости": задвинули засовы дубовых ставен, проверили, насколько надежно заперта наружная дверь, закрыли двери в обе спальни. Потрясенная событиями этими дня, Екатерина Константиновна в их занятия не вмешивалась. Отрешенно сидела в углу комнаты, вертя в руках пустой тюбик от "Валидола". Обычно неугомонная Маргаритка тоже притихла. Вскоре Люба позвала всех к столу.

Явственный шорох в мансарде заставил поднять головы от тарелок. Люба приложила палец к губам, но все умолкли и без ее предупреждения. Шорох повторился.

- Что, если он давно уже там? Пробрался еще утром? - предположила похолодевшая от страха Арина.

- Деда, мы же забыли… - испуганно прошептал Сережа, указывая глазами на лестницу в мансарду.

- Я поднимусь и задвину засов, - откликнулся Алексей Викторович.

Подхватив кочергу, он начал крадучись взбираться наверх. Внезапно ступенька под ногой проломилась и, потеряв равновесие, он кубарем скатился вниз.

- Нога… ох…

Боль была очень сильна, и он с трудом сдерживал стоны. К упавшему подбежали жена и дочь. Тем временем, Арина подобрала выпавшую из рук деда кочергу и, легко ступая, подкралась к чуть приоткрытой двери в мансарду. Прислушалась. Решительно навалилась на нее всем телом и задвинула засов.

В доме было очень тихо, лишь стоны деда да вздохи Екатерины Константиновны нарушали безмолвие. Негромкий стук в дверь показался им раскатом грома. Приятный голос произнес:

- Откройте, прошу вас. Мне срочно нужна помощь.

- Это он. Всем молчать, - скомандовала Люба.

Стук повторился еще раз и смолк. Его сменили шаги - некто обходил дом. Сергею почудилось, что страшный гость пытается открыть ставни в одной из спален, Арине - что кто-то ходит над их головами в мансарде… И вновь тишина.

- Может быть, он ушел? - чуть слышно спросила Маргаритка.

- Может быть, доченька.

В опровержении Любиных слов, бешеный стук разорвал тишину ночи:

- Откройте, суки! Я знаю - вы там! Откройте!

- Всем на пол, - приказала Люба, - он вооружен, у него автомат и три рожка патронов.

Холодок пробежал по спинам лежащих, инстинктивно напрягшихся в ожидании стрельбы людей, но вместо автоматной очереди дом начали сотрясать тяжелые методичные удары. Мнилось - они заставляли колебаться стены и фундамент, и только дверь, как прежде, оставалась неуязвима и незыблема.

- Я вас достану!

- Она выдержит, выдержит! Все будет нормально, - пыталась приободрить себя и детей Екатерина Константиновна.

Ее никто не слушал, но мысли текли в том же русле - им оставалось уповать только на крепость двери. Грохот стих и опять стали слышны шаги - незваный гость упорно пытался проникнуть в дом. Раздался тонкий, надсадный скрип. Медленно, как в кошмарном сне дверь начала приоткрываться. Находившиеся в доме, готовы были поклясться, что делала она это без посторонней помощи.

В дверной проем была видна залитая светом луны веранда и плечистый парень, с удивлением взиравший на внезапно отворившуюся дверь. Он почти разуверился в возможности проникнуть в этот дом и подумывал, не уйти ли ему на поиски более легкой добычи.

Открытая дверь походила на ловушку. Пару секунд парень в замешательстве стоял у порога. Осознав, что кто-то пытается оказать ему сопротивление, противостоять его воле, он издал нечеловеческий крик и, размахивая автоматом, ринулся вперед. Ярость вновь помутила его разум. Дверь за спиной безумца захлопнулась.

Люба вышла навстречу, пытаясь заговорить с ним, отвлечь, успокоить. Но сумасшедший отшвырнул женщину и ринулся к лежавшему у стены Алексею Викторовичу. Тот инстинктивно подался назад, но нестерпимая боль в сломанной ноге сковала его движения. Вновь заорав, парень изо всех сил саданул прикладом старика. Позабыв обо всем, Екатерина Константиновна бросилась на помощь мужу.

- Быстро наверх, в мансарду. Спрячьте Маргаритку…

Шепот Любы с трудом доходил до сознания Сергея. Превозмогая оцепенение, он пытался сообразить, что от него требует мать. Арина соображала быстрее. Подхватив поперек туловища Маргаритку, она побежала вверх по лестнице. Обезумивший маньяк продолжал молотить прикладом неподвижные тела бабушки и деда. Сергей с ужасом, против собственной воли, наблюдал за его действиями. Арина вернулась, схватила брата за руку, втянула в мансарду. Больше он ничего не видел.

Забившись за старый комод, они прислушивались к звукам, доносившимся снизу. Жуткий женский крик ворвался в мансарду, заполонил весь мир. Сергей рванулся вперед, но Арина сумела удержать его. Другой рукой она зажимала рот Маргаритке.

- Я знаю - вы здесь! Где вы, маленькие ублюдки?! Я достану вас!!!

Грохот опрокидываемых предметов и тяжелые шаги отдавались в ушах. Слышно было, как безумец взламывает двери в спальни, рыщет в чулане.

- Во двор прошмыгнули, гаденыши? Не уйдете!

Новый нечеловеческий вопль оглушил притаившихся детей. Непонятные хруст и скрежет предшествовали внезапно наступившему безмолвию. Сколько прошло времени никто не знал. Сергей не выдержал:

- Слушай, Арина, что бы там ни было, давай спустимся, посмотрим.

- Маргаритку надо оставить здесь. Твоя мама приказала беречь ее. Она должна уцелеть в любом случае.

- Ладно, попробуем уговорить.

Но уговаривать девочку не пришлось. Она была так напугана, что не пыталась возражать, соглашаясь со всем сказанным. Слушая Сергея и Арину, Маргаритка только согласно кивала головой и старалась поглубже забиться за коробку с каким-то хламом.

Двое бесшумно подкрались к лестнице, выглянули вниз. Тишина. Неподвижность. Окровавленные тела самых близких им людей. Поломанная разбитая мебель. Неподвижная фигура, распростертая на пороге.

- Это он…

- Он умер? Или притворяется?

- Будь что будет. Идем… - решительная Арина начала спускаться по лестнице.

Убийца был мертв. Его голова оказалась расколота. Сгустки крови и противная на вид масса, которая, как полагала Арина, была его мозгом, вытекли из разломанной скорлупы черепа. Уцелевший, вылезший из орбиты глаз уставился прямо на девочку.

- Будь ты проклят, подонок, - она обернулась к Сергею. - Надо выбираться отсюда. Сбегай за Маргариткой. Больше мы никому уже не поможем. Все мертвы.

Сергей судорожно дергал ставни:

- Черт! Их заклинило.

- Сережка, а дверь тебе на что?

- Арина, ты так ничего и не поняла? Посмотри на дверь - она живая. Она нарочно пустила в дом убийцу. Лучше я сдохну, чем подойду к ней! Это же ясно - когда начинается скрип, ей нужна новая жертва. Напившись крови, она успокаивается. Засыпает что ли. А потом начинает поскрипывать… Эта дверь - убийца, вампир. До сих пор ей не удавалось убить никого из нас. Пролитая кровь насыщала ее, но не надолго. Этого ей было мало. Ей нужна смерть. Ей нужна вся кровь! Потому она и заманила сюда этого психа. Он помог ей, а потом сам стал жертвой. Теперь она думает, как убить тебя, меня и Маргаритку.

- Пожалуй, ты прав… - после недолгого раздумья согласилась Арина. - Но сейчас-то она молчит.

- Притворяется. Заманивает в ловушку. Единственное спасение - остаться здесь и ждать утра. Мы не должны подходить к ней.

- Похоже на то. Идем наверх, к Маргаритке.

Исподволь тишина сменялась легкими шорохами, шуршанием маленьких сухих чешуек. Потолок чуть дрожал.

- Что это?!

Арина и Сергей отчетливо видели, как пришли в движение стены, начали смыкаться, выталкивая их к двери. Зашевелились мертвые тела…

- Вон! Вон! - хрипели они.

Сергей невольно шагнул к дверному проему. Арина схватила его за руку, попыталась удержать:

- Сережа, стой! Нам это только кажется, кажется! Она пугает нас. Двери необходимо, чтобы мы подошли к ней. Здесь ей нас не достать. Ты же сам, первый, додумался до этого! Сам решил остаться! Что же ты… Не верь, не верь тому, что видишь! Не верь!

Ужас оказался сильнее доводов разума - Арина уже не верила собственным словам. Оба видели, как неумолимо надвигаются на них стены, а нечеловеческие голоса, звучавшие отовсюду, упрямо твердили:

- Вон! Вон!

За дверью начинался рассвет. Двое шагнули ему навстречу.





Маргаритка сама не заметила, как уснула.

Солнце золотило бесчисленные пылинки, и они веселым хороводом кружились перед ее глазами. "Где я? - едва проснувшись, подумала девочка и тут же вспомнила кошмар вчерашнего вечера. - Ой! Какой мне страшный сон приснился! Как кино про Фредди Крюгера. Наверное, я здесь играла и заснула. А теперь мама ищет меня!".

Где-то вдали послышалось воркование мотора.

- Папа едет!

Маргаритка резво, не глядя по сторонам, сбежала по лестнице, бросилась к распахнутой настежь двери…





Шедший по тропинке Игорь остановился. На веранде лежал обезображенный труп мужчины в камуфляже. Из дома не доносилось ни звука, лишь поскрипывала незапертая дверь. Игорь решительно переступил его порог…



Наверх ↑




Поиск по сайту



Новости сайта

Архив новостей