Главная

Etxea Елены

Молодежные мистические триллеры

Мистические рассказы

Город без Имени: тайные тропинки к бездне

Зизи: прорвемся, ребята!

Особняк ночных кошмаров

Дракула против вампиров

Аннушка и Кемма: вечный бой повелительниц Рока

Звезда Обездоленных: Человек, говорящий правду

Вновь Безымянный город: никто не уйдет от судьбы

Страшилки: досье на героев

Большая книга ужасов

Любовь и вампиры

Призраки рядом с тобой

Печать тьмы

Наследник Дракулы

Страницы повести "Башня Страха"

Страницы повести "Призраки рядом с тобой"

Страницы повести "Хранительница карт судьбы"

Страницы повести "Царство ожившей мумии"

Страницы повести "Бойся собственной тени!"

Страницы повести "Не стой на пути у вампира!"

Страницы повести "Зеркало: обратной дороги нет"

Смерть из компьютера

Из Болгарии с любовью

Пленники цензуры

Без права на страх

    

Елена Артамонова

Царство ожившей мумии



Скачать всю повесть


Глава I.Судьба маленькой колдуньи

Темно-оранжевая, поднимавшаяся до небес стена неотвратимо приближалась к Фивам со стороны Нубийской пустыни. Горячий, иссушающий землю ветер каждый год приходил на землю Египта и терзал ее в течение долгих пятидесяти дней. Однако на этот раз сила суховея оказалась столь велика, что грозила превратить в пустыню плодородную долину, тянувшуюся вдоль берегов Нила. И вот день, когда должна была произойти трагедия, настал. Тысячи воспаленных, полуослепших от витавшей в воздухе горячей пыли глаз в ужасе смотрели на юг, туда, откуда надвигалась смертоносная песчаная буря. Все понимали, что обречены, но лишь немногие осознавали подлинный смысл происходящего.
В огромном полутемном зале главного храма Фив, с потолком, окрашенным в ярко-синий цвет и усеянным золотыми звездами, собрались почти все верховные жрецы Египта. Внутри огромной каменной постройки еще можно было свободно дышать, но уже и сюда проникало горячее дыхание бога пустыни и повелителя зла, могучего и безжалостного Сета-разрушителя.
- Неужели ничего нельзя изменить?! - обратился к остальным пожилой жрец с гладко выбритой головой и в богато украшенной золотом одежде. - Когда бог Солнца - Ра вновь поднимется по небосклону, вместо могущественного Египта он увидит лишь раскаленную пустыню. Разве мы, говорящие с богами, не можем остановить эту песчаную бурю?
Ответа не последовало. Умудренные опытом и сведущие в искусстве магии жрецы молчали, понимая, что не в силах противостоять величайшему чародею всех времен и народов, пришедшему отомстить тем, кто когда-то обрек его на смерть. Но молчание пугало самих жрецов, и тогда они заговорили все вместе - торопливо, громко, перебивая один другого, словно преодолевая охвативший их страх:
- Чародея надо убить! Уничтожить! Почему мы не сделали этого раньше? Он человек, а значит, смертен и не сможет устоять перед добрым клинком!
- Ему покровительствует Сет! Он несет всем смерть!
- Мы должны объединиться, совместными усилиями остановить Черного Колдуна!
- Наш долг защитить фараона и родную землю!
Они спорили, с пеной у рта доказывая очевидное, а безжалостный раскаленный ветер уже касался их лиц, просачиваясь сквозь щели и отверстия окон. Жрецы так увлеклись бесплодным разговором, что даже не заметили, как в храм вошел старец в белоснежном одеянии из тончайшего льняного полотна. Опоздавшим был Ани, верховный жрец бога мудрости и письма Тота.
- Послушайте! - старик поднял вверх иссохшие руки, призывая ко вниманию. - Я привел того, кто сможет остановить Черного Колдуна. Среди моих учеников есть девочка, обучаемая мною всем сокровенным знаниям, полученным от богов. Я взял ее в храм Тота, потому что Кемма обладает сверхчеловеческими способностями. Одной лишь силой мысли она может превратить камень в пыль, а воду в пар! Если эта девочка будет служить добру - она спасет мир, если же злу - она обратит его в пустыню. Кемма совсем недавно начала обучение и пока не сильна в магических науках, но я убежден - только она способна противостоять Синухету, прозванному Черным Колдуном.
Лица жрецов вытянулись, никто из них не скрывал разочарования. Ани был уважаемым человеком, но, похоже, жара скверно подействовала на его рассудок.
- Не молчите и не стойте, словно каменные изваяния, посмотрите в лицо врагу!
Старик первым поднялся на просторную террасу, все остальные последовали за ним. Открывшееся их взглядам зрелище внушало трепет - небо над Фивами потемнело. Но не потому, что настал вечер, и не из-за тяжелых туч, готовых пролить на город живительную влагу. Мрак принес раскаленный песок пустыни, взметнувшийся в небо по воле злого колдуна.
- Ты, Ани, уже много лет являешься верховным жрецом бога мудрости, возможно, он открыл тебе истинный путь, но… - бритоголовый умолк, подыскивая нужные слова. - Прости, Ани, но я не верю в успех. Слабая девочка, пусть даже обладающая чудесным даром, не сможет остановить Черного Колдуна. Никто не сможет, мы уже пробовали. Если Синухет решил погубить нашу землю - он погубит ее.
- Всегда остается надежда. Это наш последний шанс, неужели мы им не воспользуемся?
Жрецы редко приходили к согласию, но теперь было не самое подходящее время для споров. Немного посовещавшись, они решили доверить свою судьбу маленькой Кемме. Иного пути у них просто не оставалось.
- Девочка ждет у ворот храма, я сообщу ей наше решение.
Верховные жрецы печально смотрели вслед покинувшему зал Ани, не представляя, что ожидает всех их в самом ближайшем будущем.
Застилавшая полнеба стена раскаленного песка уже подошла к окраине Фив, когда на дороге, ведущей из столицы, появилась маленькая хрупкая фигурка. Девушке недавно исполнилось тринадцать лет, однако она была так миниатюрна и изящна, что казалась ребенком, малышкой, как называл ее старый Ани. Простую белую одежду юной ученицы Тота и ее черные блестящие волосы беспощадно трепал примчавшийся из пустыни суховей, но девочка словно не замечала раскаленного ветра. Пухлые алые губы Кеммы плотно сжимались, сияющие глаза с вызовом смотрели вперед.
Лучезарный Ра скрылся за стеной раскаленного песка, его лучи приобрели темно-багровый оттенок, и для жителей Фив это стало знамением, означавшим скорый конец света. А миниатюрная девушка с нежной золотистой кожей продолжала уверенно идти навстречу явившейся из Нубийской пустыни смерти. Вот она замерла, выставив ладонями вперед обе руки, до боли закусила губу, будто пытаясь удержать невидимую гору, стремительно надвигавшуюся на ее родной город. Их силы казались несоизмеримыми, но вопреки всему, песчаная буря замедлила свое движение.
Вряд ли удалось бы найти слова, описывающие, какое страшное, нечеловеческое напряжение испытала Кемма, встав на пути наделенного магической силой суховея. Все ее мысли, чувства, желания сплавились воедино, превратившись в мощнейший поток энергии, исходивший из этого хрупкого на первый взгляд тела.
- Опустись на землю, песок! Уходи в пустыню, ветер! Я, Кемма, приказываю вам остановиться!
И случилось чудо, будто время повернулось вспять, стало двигаться в обратном направлении - ветер переменился, стена песка отступила, а небо над головой снова стало голубым. Оставшиеся песчинки бессильно падали на землю, покрывая ее тонким золотистым слоем, но их было слишком мало, и они уже не могли причинить вреда. Девушка еще не верила в свою победу, не решалась обрадоваться ей и, как оказалось, - не зря. Земля под ее ногами мелко-мелко задрожала, послышался грозный, нарастающий гул:
- Знаешь ли ты, кому бросила вызов, дерзкая девчонка?
Успокоившийся было песок вновь взметнулся в небо, превратившись в огромную уродливую фигуру. Венчавшая широкие плечи крокодилья голова, разверзнув огромную пасть, готова была проглотить само солнце, руки с огромными когтями - разорвать Землю. Вид сотканного из миллиардов песчинок демона казался устрашающим, но маленькая колдунья все же сумела сохранить самообладание, не дрогнула, не поддалась охватившему душу страху:
- Ты - Черный Колдун, злой Синухет, которым меня пугали в детстве. Велико твое могущество, но я не позволю тебе погубить Египет. Убирайся, иначе моя мысль разорвет на кусочки твою плоть, и ты останешься непогребенным!
Демон с головой крокодила вновь превратился в тучу песка, а прямо перед Кеммой возник закутанный в черный плащ человек. Холодный липкий ужас завладел душой юной девушки, столь пугающе отвратительна была представшая перед ней фигура. Хотя Черного Колдуна с головы до ног окутывал пропыленный плотный плащ, искаженные, нечеловеческие пропорции его тела заставляли трепетать сердца самых отчаянных храбрецов. Таким предстал перед Кеммой величайший маг Египта Синухет, преданный слуга Сета, уничтожавший жизнь в любом ее проявлении. Когда-то он был изгнан из страны и теперь вернулся, чтобы отомстить.
- В твоем возрасте страх смерти еще неведом, но сейчас ты узнаешь, что это такое. Когда я сниму капюшон, и ты взглянешь мне в лицо, то испытаешь ужас, от которого сворачивается кровь в жилах, и в панике рвется прочь из тела твоя собственная душа Ка. Хочешь увидеть лицо Черного Колдуна?
Искривленная черная рука коснулась к складкам капюшона… Кемма готова была завизжать от животного, не поддающегося контролю ужаса, но только крепче стиснула кулаки, заставляя себя прямо взглянуть на врага.
- Опустись на колени, моли меня о снисхождении может быть, тогда не покажу тебе своего лица.
Возможно, девушка готова была умереть на месте, лишь бы не видеть того, что скрывал грубый капюшон. Но она понимала, что не должна поддаваться Черному Колдуну. Стоило ей проявить малейшую слабость, как битва была бы проиграна, и над городом, где жили ее родители и две маленьких сестры, вновь повисла бы смертельная угроза.
- Я готова увидеть твое лицо! Посмотри мне в глаза, Синухет!
Он помолчал, а потом резко сдернул ткань, покрывавшую его голову:
- Теперь ты принадлежишь мне, дерзкая девчонка!
Кемма увидела только глаза колдуна - белые, неподвижные, с черными дырками зрачков, за которыми пряталась бездна. Возможно, потому, что ужасное зрелище было невыносимо для человека, а может быть, по какой-то другой, неведомой причине девушка так и не смогла как следует разглядеть лицо своего врага. Оно стерлось из сознания, и на его месте возник странный пробел, крошечный провал памяти, за которым скрывалась страшная тайна.
- Тыне властен надо мной, слуга Сета! - Кемма гордо вскинула голову и, не обращая больше внимания на зловещую черную фигуру за своей спиной, направилась к городским воротам.
- Думаешь, ты победила, Кемма? - зашуршал песок у ее ног. - Твой дар тебя погубит. И когда у тебя почти не останется сил, мы встретимся вновь.
- Оставь свои угрозы, Синухет. Когда я вырасту, то стану жрицей Тота и буду верно служить ему, оберегая мир от зла. Я четко вижу свою дорогу и спокойно пройду по ней до конца.
Ответом стал приглушенный, похожий на шипение кобры смех Черного Колдуна. А потом легкий ветерок принес с севера прохладу, возвещая, что близится сезон дождей, благословенное время разлива Нила. Суховей отступил, красноликий злобный Сет вновь оказался поверженным и вынужден был бежать в свою пустыню. Жизнь продолжалась.
Как только Кемма поняла, что справилась с возложенной на нее миссией, девушку охватила слабость и свет померк перед ее глазами. Она слабо вскрикнула и ничком упала на пыльную дорогу. Ее изящные ручки стали холодными, как лед, а глаза закатились, словно хотели заглянуть в собственную душу…




Хотя Артем уже минут пять как проснулся, он не решался поднять веки, опасаясь, что удивительный сон растает, утечет, как струйки сухого песка между пальцами. Юноша вновь и вновь мысленно прокручивал красочное, больше похожее на кинофильм, сновидение. Каждый его "кадр" был ярким, отчетливым, хотя не имел никакого отношения к реальной жизни самого Артема.
- Кемма, ведь это была Кемма, - пробормотал он, нащупывая выключатель настольной лампы. - Но только значительно моложе, совсем девчонка. И здесь она спасает свою страну…
С тех пор, как чернокожая, черноволосая красавица Кемма, в которую Артем был безнадежно влюблен, исчезла при таинственных обстоятельствах, прошло больше месяца, но юноша по-прежнему не мог смириться с этой потерей. по Ночам его преследовали странные сны. Очень яркие, достоверные, в деталях, но будто из чужой неведомой судьбы и не основанные на его личном опыте. Казалось, Артем видел обрывки воспоминаний, связанных с жизнью молодой египтянки, появившейся на свет в эпоху фараонов. Кемма утверждала, что на самом деле являлась могущественной колдуньей, жрицей какого-то бога. Но когда девушка говорила об этом, Артем думал, что она либо шутит, либо сошла с ума. И вот теперь настал его черед окунуться в это древнеегипетское безумие. Но что бы с ним ни происходило, он продолжал думать о Кемме, и его сердце изнывало от тоски и отчаяния. Больше всего Артем хотел вновь увидеть живую и невредимую Кемму, пусть даже в образе основательно свихнувшейся девчонки или самой настоящей ведьмы, вернувшейся в наш мир из глубины веков.
- Аннушка… - громко произнес Артем, вслушиваясь в звучание этого имени. - Аннушка, только ты можешь ответить на все вопросы…
Решение найти ту, что спасла его жизнь и погубила Кемму, пришло внезапно. Артем понял, что непременно должен поговорить с таинственной, совсем еще юной девушкой по имени Аннушка, которая творила настоящие чудеса. Он не знал, где живет эта блондиночка с гладкими льняными волосами, но у них с Аннушкой была общая знакомая, напрямую связанная со странными и страшными событиями, происшедшими около месяца назад. Кристина могла помочь встретиться с Аннушкой или хотя бы дать ее адрес.
Приняв это решение, Артем выключил настольную лампу, резко откинулся на подушку, и хотя был очень взволнован, неожиданно быстро уснул. Остаток ночи он спал крепко и без сновидений.




- Вам нужна Аннушка? - пожилая, но старавшаяся выглядеть молодо женщина в розовом спортивном костюме строгим взглядом окинула стоявшего на лестничной площадке рослого парня. - А вы, простите, кто?
Несмотря на холодный прием, Александре Георгиевне понравился незнакомый молодой человек - у него было открытое красивое лицо, густые каштановые волосы и синие глаза, которые могли свести с ума любую девчонку. И все же неожиданный визит насторожил бдительную тетушку, и теперь она гадала, что общего у тринадцатилетней Аннушки и этого взрослого, уверенного в себе красавчика?
- Я, собственно… Одна наша общая знакомая… Видите ли…
- Это вы? - вышедшая из лифта Аннушка от неожиданности едва не выронила из рук пакет с продуктами. - Как вы меня нашли?
Услышав, что племянница называет незнакомца на "вы", и сделав из этого вывод, что встреча носит чисто деловой, а не романтический характер, Александра Георгиевна со спокойным сердцем пригласила Артема в дом. Больше всего пожилая женщина боялась, что ее тихоня Аннушка увлечется каким-нибудь "неподходящим" молодым человеком и пострадает от неразделенной любви.
Аннушка повела гостя в свою комнату, предложила ему занять кресло у двери, а сама устроилась на краешке стула. Девочка была удивлена и смущена неожиданным появлением Артема, невольно заливаясь краской под его пристальным взглядом.
- Хотите чаю? Или кофе? - прервала она неловкое молчание.
- Нет, спасибо. Я тебя не задержу.
До этого момента Артем видел Аннушку лишь однажды, к тому же при очень необычных обстоятельствах. В ту ночь она показалась ему совсем другой - сильной, решительной, похожей на героиню мистического боевика. А теперь перед Артемом сидела самая обычная девочка с гладкими, расчесанными на прямой пробор волосами, невзрачным лицом и немного выпуклыми светлыми глазами. Не дурнушка и не красавица - неказистая "серая мышка", которую в упор не замечают одноклассники, но любят учителя. Неужели эта робкая, то и дело заливающаяся краской блондиночка одним усилием воли изменила судьбы Артема и Кеммы, а взгляд ее серых глаз дробит камень и воспламеняет деревья?!
- Как вы нашли меня?
- Кристина рассказала. Она моя соседка по даче.
- Ах, да…
- Аннушка, я хочу тебя еще раз поблагодарить за то, что ты для меня сделала. Пока моя жизнь складывается хорошо - никаких неприятных сюрпризов. Спасибо, что избавила меня от страшного будущего.
- Не за что. Это мой долг, обязанность. Я просто исправила ошибку.
- Я хочу увидеть Кемму, - неожиданно признался Артем. - За тем и пришел. Она ведь у тебя?
- Да. Сейчас я ее покажу…
Аннушка очень удивилась, но, будучи девочкой воспитанной и вежливой, тут же исполнила просьбу гостя. Став на цыпочки, она достала с книжной полки коробочку из-под зефира, извлекла оттуда небольшую овальную пластинку:
- Вот, пожалуйста.
Артем бережно принял из рук девочки изящную эмалевую миниатюру, изображавшую окруженную золотым сиянием египетскую царицу. Египтянка была прекрасна, но особенно привлекали внимание ее глаза - угольно-черные, блестящие, живые. Казалось, девушка с миниатюры сама пристально смотрит на тех, кто разглядывает ее изображение. Артем долго не мог отвести взгляд от маленького живописного шедевра. При этом у него было такое несчастное выражение лица, что Аннушке стало жалко парня до слез.
- Больше она вас не потревожит. Все кончено.
- Освободи ее, Аннушка.
- Что?! - прозрачные глаза девочки смотрели с нескрываемым изумлением. - Она же обрекла вас на страшные мучения, по сути - прокляла.
- Не говори так! Ты не знаешь всех обстоятельств. В том, что произошло, я виноват не меньше Кеммы. Мы не поняли друг друга, а когда она сказала "уходи", я имел глупость остаться. Она вспылила и… надо было подождать, когда уляжется ее гнев. В одном я уверен - на самом деле Кемма не желала мне зла, просто поддалась эмоциям и потом горько пожалела о случившемся. Она плакала и хотела все вернуть.
- Не уверена.
- Я любил ее, а она любила меня!
- Артем, вы сильно заблуждаетесь, возможно, потому, что не в курсе, кем на самом деле является эта девушка, - заговорила Аннушка, и в ее голосе сквозила уверенность. Теперь она больше не смущалась, не краснела, а излагала свои мысли четко и уверенно. - То, что я сейчас скажу, прозвучит достаточно странно, но поверьте, в моем рассказе нет вымысла. Кемма родилась в Египте три тысячи лет назад и к семнадцати годам стала жрицей в храме бога мудрости Тота. Но она обманула доверие божества и похитила написанную им книгу, сделав на ее основе первые в мире карты Таро. Эти карты обладают невероятной магической силой - они не рассказывают о будущем, а создают его. Если человек, наделенный особыми способностями, разложит карты Таро, он может изменить свою судьбу или судьбу любого другого человека, на которого "гадает". При помощи волшебных карт Кемма хотела стать похожей на богиню, повелевать миром. В результате своих действий отступница получила прозвище "обманувшей богов" и массу неприятностей - ее пытались уничтожить все: и египетские боги, и жрецы вместе с фараоном, и даже ее возлюбленный, некий Хиан, о котором она не может забыть до сей поры.
- Да, Кемма говорила мне о своем происхождении, но я, признаюсь, думал, что она все это выдумала. Думал, пока не увидел то, что происходило тогда на холме у реки.
- Я еще не закончила свой рассказ, Артем. Даже обладая книгой Тота, Кемма не сумела справиться со своими врагами. Боги судили ее и заключили до конца дней в особую магическую тюрьму, превратив в рисунок. Она оставалась живой, но не могла обрести плоть и много столетий подряд томилась в пыльных архивах сначала в виде древнего папируса, а затем - немецкой первопечатной гравюры. Что же касается созданных ею карт, то с ними возникла серьёзная проблема. Они представляли огромную опасность для людей, но просто взять и уничтожить их не могли даже боги. Магические предметы, как правило, неуничтожаемы, особенно те, что дают власть над миром. Пришлось богам искать для них Хранительницу - девушку, обладающую той же силой, что и Кемма, но поклявшуюся оберегать карты Таро от желающих использовать их в своих целях. Человек не имеет права по своей прихоти перекраивать будущее - это приведет к хаосу. А на сегодняшний день Хранительницей волшебных карт судьбы являюсь я.
- Ладно, допустим, все так, но при чем здесь Кемма? Отпусти ее, охраняй свои карты, а Кемма начнет новую жизнь. Ведь это же, наверное, ужасно - стать картиной или книжной иллюстрацией! Хотя вообще-то подобные рассуждения звучат невероятно…
Артем поднялся с кресла, нервно прошелся по комнате. Он слушал Аннушку, понимал, что та говорит правду, но все же никак не мог поверить ей. Точнее - представить, что эти фантастические приключения происходили в реальной жизни с самыми обыкновенными людьми вроде Аннушки или его самого.
- Ее нельзя освобождать. Однажды, случайно вырвавшись из магического плена, она немедленно взялась за старое и для начала превратила в рисунки нескольких человек, в том числе моего лучшего друга и мою тетушку, едва не убила меня саму. Мне ничего не оставалось, как превратить ее в это, - Аннушка взяла в руки лежавшую на столе миниатюру, - хотя сама не знаю, как мне удалось проделать такой "фокус", ведь я абсолютно не умею колдовать.
- Отпусти ее, Аннушка!
- Я не понимаю вас, Артем. Последнее, что успела сделать сумасшедшая египтянка, - это изуродовать ваше будущее. Она таким способом разложила карты Таро, что впереди вас ожидали только беды и несчастья. Помните, из-за ее действий мне пришлось идти в мир Таро и наводить там порядок, а это было очень и очень непросто, честно говоря - страшно до дрожи в коленях. Если представить, что она действительно любила вас, все равно ее любовь слишком похожа на ненависть. Кемма опасна. Она обладает потрясающими телекинетическими способностями, разбирается во всех тонкостях древнеегипетской магии, но абсолютно не владеет собой. Даже если бы Кемма не хотела вернуть себе волшебные карты судьбы, я бы все равно ее не отпустила. Магическая тюрьма - самое подходящее место для такой неуравновешенной, склонной к приступам гнева особы!
- У тебя сердце из камня! Я люблю Кемму! Освободи ее!
- Нет, - в глазах Аннушки блеснула сталь, в один миг она стала совсем взрослой, жесткой, волевой девушкой. - Нет.
Бросив последний взгляд на миниатюру, в которой томилась его жестокая возлюбленная, парень как ошпаренный вылетел из комнаты. Хлопнула входная дверь. Аннушка пожала плечами. В этот момент она вспомнила слова своей тетушки, считавшей любовь разновидностью психического расстройства. В данном случае Александра Георгиевна была близка к истине - как можно любить кого-то вроде Кеммы, девочка просто не могла представить. От размышлений отвлекло негромкое чириканье телефона, Аннушка взяла трубку:
- Слушаю.
- Хочешь все лето загорать на берегу моря и наслаждаться южными пейзажами? Причем практически бесплатно! - вместо приветствия выпалил Аннушкин приятель Алик Чижов, больше известный как Чижик-Пыжик. - Соглашайся, время на ждет.
Перспектива казалась заманчивой, но Аннушка уже усвоила жизненный урок - просто так много хорошего не бывает.
- А что от меня требуется для такого замечательного отдыха?
- Ну… Знаешь, я хожу в археологический кружок, который не так давно организовала наша историчка Инга Федоровна. Там так интересно! За последнее время я узнал столько нового! Вот, например, грамоты, написанные на бересте…
- Подожди, Чижик, о грамотах ты потом расскажешь, лучше объясни, какое отношение все это имеет к практически бесплатному отдыху на море?
- Наипрямейшее! Инга Федоровна хочет, чтобы мы участвовали в настоящих археологических раскопках. Мы будем исследовать древнегреческое поселение на берегу Черного моря! Короче, в группе есть одно свободное место, и я сразу подумал о тебе.
- Спасибо.
- Инга Федоровна не возражает, ведь ты отличница, и все такое…
- Иными словами, мы все лето будем орудовать лопатами во благо науки?
- Не только, - в голосе Чижика послышалась обида. - Мы будем купаться, загорать. И вообще, это же жутко интересно! Представь, ты находишь какую-нибудь амфору, держишь ее в руках, а ей две тысячи лет, и до тебя ее никто не видел!
- Здорово… - без особого энтузиазма откликнулась Аннушка, покосившись на лежавшую возле телефона миниатюру. - Хотя, честно говоря, после общения с египетской колдуньей меня не слишком тянет к древним реликвиям. То, что оказалось в земле, лучше там и оставить.
- Значит, не поедешь?
- Я еще не решила, Чижик. Надо с тетушкой посоветоваться, все так неожиданно.
- Ладно, позвони вечером, но имей в виду - завтра последний срок, Инга Федоровна утверждает список.
- Хорошо, спасибо, что предложил, я подумаю.
Повесив трубку, Аннушка положила в коробку из-под зефира изящную эмалированную безделушку, служившую темницей для опасной колдуньи, и задумчиво посмотрела в окно. Девочка не любила так резко менять свои планы, предпочитая обдумывать их заранее, и неожиданное предложение Чижика озадачило ее. Похоже, в самом деле стоило спросить совета у тетушки. И Аннушка направилась в комнату Александры Георгиевны. Родители девочки находились в длительной загранкомандировке, а потому "добро" на важные решения давала тетя, в доме которой Аннушка временно жила.
- Тетушка, как вы относитесь к тому, чтобы я все лето провела, загорая на берегу моря и наслаждаясь южными пейзажами? Причем практически бесплатно…




- Ну как?
Юная, однако старавшаяся выглядеть старше своих лет девушка с кукольным личиком, обрамленным золотистыми локонами, и ярко накрашенными губами, проворно вскочила со скамейки, подбежала к вышедшему из подворотни Артему. За ней, смешно подпрыгивая, ковыляла мартышка в красном ошейнике, повсюду сопровождавшая свою хозяйку.
- Ну как? - повторила девчонка, с надеждой и тревогой заглядывая в лицо Артему.
- Ничего не вышло, Кристина.
- Что за черт! Как мы теперь дальше жить будем?
- Я видел Кемму - она по-прежнему заключена внутри небольшой эмалевой миниатюры.
- И что?
- Аннушка категорически отказалась ее освобождать.
- Так я и знала! Эта лупоглазая рыба такая зануда! - Кристина с досадой отмахнулась от обезьянки, теребившей висюльки на ее брюках. - Отстань, несносное животное! Зачем только ты свалилась на мою голову?!
Кристина больше не сдерживала злые слезы, считая себя самой разнесчастной девчонкой на свете. Ее неприятности начались с той злой злополучной апрельской ночи, когда она вместе со своей старшей сестрой Ульяной и подружками возвращались с вечеринки. Тогда-то они и повстречали странную, одетую в золотое платье девицу, которая обещала им счастливое будущее в обмен на верную службу. Так они стали "слугами" Кеммы. Однако лучезарного завтра девочки не дождались, отношения с жрицей Тота потихоньку накалялись, и все закончилось тем, что разгневанная египтянка превратила Ульяну в мартышку. После этого сама Кемма бесследно исчезла.
Кристина абсолютно не знала, как быть дальше, и тихонько страдала от проделок вреднющей обезьянки, утаскивавшей ее косметику и рвавшей на лоскутки самые модные наряды. Кристинины мучения продолжались до тех пор, пока несколько дней назад к ней не подошел Артем и не попросил адрес Аннушки Калистратовой. Из разговора выяснилось, что парень присутствовал в момент исчезновения Кеммы и теперь надеялся на милость Калистратовой, которая наверняка могла расколдовать жрицу. Кристине не очень-то хотелось вновь встречаться с чокнутой ведьмой, но это был единственный шанс вернуть Ульяне человеческий облик. Кемма отходчива и, возможно, согласилась бы расколдовать мартышку. Но для этого требовалось расколдовать ее саму… Такой вот замкнутый круг, из которого следовало срочно найти выход. Кристина с жаром взялась помогать Артему, но, похоже, все ее надежды оказались тщетными.
- Кемма сказала, что моя сестра до конца своих дней останется обезьяной. Неужели нет никакого способа вернуть ей прежний облик?
- Угу… - откликнулся Артем, поглощенный своими мыслями.
Парень, девушка и сопровождавшая из непоседливая мартышка медленно шли по раскаленному асфальту. Лето в этом году показало свой норов еще в начале июня, обрушив на головы москвичей тридцатиградусную жару. В такое время хорошо отсиживаться где-нибудь на даче, есть клубнику и радоваться жизни, а не глотать городскую пыль, таская на поводке Ульянку-обезьянку, как с раздражением именовала заколдованную сестру Кристина. А Артема тревожило другое - Аннушка рассказала неизвестные ему моменты из жизни жрицы, и юноша призадумался, стоит ли ему бороться за освобождение Кеммы:
- Слушай, Кристина, Кемма вроде бы заколдовала тетку Аннушки и еще кого-то, верно?
- О, да! Это ее любимое занятие. Она указывала на свою жертву пальцем, бормотала непонятные слова и… раз! Человек становился листком бумаги. А еще Кемма не любила запах бензина и потому столько тачек извела! Вот было весело, честное слово.
- Неужели она без причины превращала людей в рисунки?
- Когда как. Вот, например, Конан - парень Ульяны, получил по заслугам. Он хотел утопить Кемму в болоте, а в результате сам стал нарисованным карточным королем. Но тетка Аннушки и Чижик-Пыжик пострадали случайно - просто подвернулись под горячую руку.
Артем вздохнул. Возможно, Аннушка права - жрицу нельзя отпускать на свободу. Но, с другой стороны, он любил Кемму, во всяком случае, так ему казалось. Неожиданно шагавшая рядом Кристина остановилась:
- Кажется, до меня дошло… Дошло, честное слово! Как я раньше не сообразила! Слушай внимательно, Артем. Чижик и Аннушкина тетка были заколдованы. Так? Так… а теперь они живут себе как ни в чем не бывало. Что из этого следует?
- Аннушка их расколдовала.
- Но "рыба" не умеет колдовать! Они самая обычная девчонка, поверь мне! Короче, чтобы освободить человека из бумажного плена, не надо быть колдуном. Достаточно только знать, как это делается!
- А ты знаешь?
- Нет. Но вот Чижик может быть в курсе. Надо расспросить его, жаль, со мной он разговаривать не станет, - Кристина тряхнула золотистыми локонами. - Они с Калистратовой меня не переваривают. Вся надежда на тебя, Артем. Ты умеешь производить хорошее впечатление.
Не дав Артему ответить, Кристина потянула его к дому, где жил Алик Чижов. По дороге она инструктировала юношу, объясняя, каким образом следует разговорить Чижика, чтобы получить от него нужную информацию. Пожелав Артему удачи, девчонка буквально втолкнула его в подъезд величественного дома дореволюционной постройки. Несколько ошарашенный столь стремительным развитием событий, Артем начал подниматься по широкой лестнице, когда ему навстречу выбежал смешной мальчишка с острым носом и круглыми глазами, неуловимо похожий на маленькую шуструю птичку.
- Подожди! Ты - Чижик-Пыжик? - догадался Артем.
- Да. А откуда вы знаете?
- Мне о тебе рассказывали. Я - Артем, и мне надо посоветоваться с тобой по одному очень важному вопросу. давай поговорим на улице.
Они вышли из подъезда, пересекли безлюдный дворик и оккупировали одну из лавочек возле песочницы.
- Дело в том, Алик, что я имел несчастье столкнуться с египетской колдуньей, и она превратила в листок бумаги одного из близких мне людей…
Артем не любил лгать, но теперь вынужден был делать это, в точности следуя инструкциям Кристины. Чижик слушал его внимательно, время от времени склоняя набок голову, что усиливало его сходство с птичкой.
- Я слышал, что ты вырвался из такой магической тюрьмы, - продолжал Артем, - а значит, можешь поделиться своими впечатлениями. Я очень переживаю за того человека, хочу освободить его, но не знаю как. Где найти такого колдуна, который смог бы развеять чары жрицы Тота?
- Откуда вы узнали, что со мной произошло? Я никому не рассказывал эту историю, мне бы все равно не поверили.
- Земля слухами полнится. Впрочем, слух о колдуне, который мог бы снять заклятие, до тебя явно не доходил…
- При чем здесь колдуны? Каждый, кто по-настоящему захочет, сможет вернуть заколдованного человека в наш мир. Оказывается, это очень просто - достаточно дождаться полуночи, уколоть палец и выдавить капельку крови на то место, где у нарисованного человека должно находиться сердце. И все - он свободен.
- Не может быть! Это слишком просто. Неужели капля крови…
- Дело не в крови, дело в чувствах. Если человек тебе дорог, если действительно хочешь увидеть его живым, обряд непременно сработает.
- Здорово. Спасибо!
- Удачи вам!


Скачать всю повесть
Наверх ↑




Поиск по сайту



Новости сайта

Архив новостей