Главная

Etxea Елены

Молодежные мистические триллеры

Мистические рассказы

Город без Имени: тайные тропинки к бездне

Зизи: прорвемся, ребята!

Особняк ночных кошмаров

Дракула против вампиров

Аннушка и Кемма: вечный бой повелительниц Рока

Звезда Обездоленных: Человек, говорящий правду

Вновь Безымянный город: никто не уйдет от судьбы

Страшилки: досье на героев

Большая книга ужасов

Любовь и вампиры

Призраки рядом с тобой

Печать тьмы

Наследник Дракулы

Страницы повести "Башня Страха"

Страницы повести "Призраки рядом с тобой"

Страницы повести "Хранительница карт судьбы"

Страницы повести "Царство ожившей мумии"

Страницы повести "Бойся собственной тени!"

Страницы повести "Не стой на пути у вампира!"

Страницы повести "Зеркало: обратной дороги нет"

Смерть из компьютера

Из Болгарии с любовью

Пленники цензуры

Без права на страх

    

Елена Артамонова

Призраки рядом с тобой



Пролог

Летние ночи коротки. За несколько часов предстояло сделать многое, и София с нетерпением ждала прихода темноты. Когда в сгустившихся сумерках уже невозможно было различить оттенки роз в стоявшей у окна китайской вазе, женщина поднялась с кушетки. Она долго прислушивалась и, убедившись, что поблизости никого нет, отворила замаскированную дверцу. Спустилась в потайную комнату, торопливо подошла к стоявшей в магическом круге колыбели.
- Барыня, я все сделала, как вы велели. - Румяная девка, кормилица ребенка, вышла из-за ширмы, поклонилась.
- Спасибо, ты свою работу выполнила. - София протянула кошелек.
- Премного благодарна, барыня. Куда теперь дочурку денете?
Графиня помедлила, раздумывая, стоит ли отвечать не в меру любопытной девке, и скупо пояснила:
- К отцу. Ступай, Анфиса.
Бережно переложив спящего ребенка в плетеную корзину и взяв со стола свечу, София направилась в дальний угол помещения. Ширма, расписанная хризантемами, скрывала еще одну неприметную дверь. Из подземелья потянуло сыростью, пламя свечи затрепетало... Рослой женщине пришлось нагнуться - сводчатый потолок касался головы. Не обращая внимание на неудобства, она быстро зашагала вперед. Зашуршала пышная юбка, скрипнула ручка корзины, и все смолкло. Замешкавшаяся Анфиса укоризненно смотрела вслед хозяйке.
Подземный ход вел за пределы усадьбы. София старалась не глядеть по сторонам, но даже в слабом свете свечи было заметно, как перекатываются в толще стен многочисленные бугорки. Они то почти сливались с плоскостью каменной кладки, то выпячивались, приобретая сходство с человеческими телами. Преследовавшие женщину существа изо всех сил старались вырваться из каменного плена, дотянуться до недосягаемой добычи.
Дурманящие запахи летней ночи лишили графиню последних сил. Она остановилась, пытаясь справиться с головокружением. Выждав минуту, быстро пошла по тропинке, спускавшейся к реке. Серебристые чешуйки лунного света усыпали дремлющие волны. Заросли ивы зашевелились, и раздался голос:
- Все готово, София Сигизмундовна.
- Хорошо, Анна. Надо быстрее отплыть от берега. Они рвутся на свободу, и мне все труднее удерживать их.
Невысокая толстушка приняла из рук графини корзинку, поставила ее на сиденье лодки. Ребенок всхлипнул, но тут же затих. София прыгнула следом. Лодка накренилась на левый борт, выпрямилась и, набирая скорость, поплыла на середину реки.
- Отлично. Вода - непреодолимая преграда для ожившего праха. Еще несколько верст, и о глиняных уродах можно будет забыть. - Расстегнув ворот платья, София достала серебряный медальон. - Амулет спрятан внутри. Проследи, чтобы никто не пытался отобрать его у Сонечки. Остерегайся красноглазых демонов. Они коварны и лживы, они принимают любое обличие, но больше всего любят притворяться людьми. Их можно узнать по красным искрам в зрачках.
Едва амулет оказался на шейке малышки, спутница Софии в упор посмотрела на графиню:
- Такие? - Лунный свет превращал ее лицо в маску, но в темных провалах глазниц теплились крохотные, похожие на догорающие угольки, искры. - Такие!
Женщина отпрянула, холеная рука скользнула в батистовую пену детской постельки:
- Я знала, что вы повсюду. Теперь вы погубили и Анну.
- Не лучшее тело из тех, что я примерял! - Тот, кого графиня назвала бы красноглазым демоном, а непосвященные - владелицей шляпной мастерской Анной Борвиновой, поднялся во весь рост. - Ты добровольно отдала амулет, тебе нечем защищаться!
Резкий хлопок разорвал тишину летней ночи. Стоявшее посреди лодки существо пошатнулось, осело на бок и, потерян равновесие, с громким плеском опрокинулось в воду.
- Прости, Анюта. Тебе уже нельзя было помочь, ты умерла задолго до моего выстрела.
Перезарядив пистолет, женщина налегла на весла. С гибелью Анны Борвиновой все ее планы рухнули, и она не представляла, что ждет впереди. В одном София не сомневалась - надо во что бы то ни стало увезти малышку с проклятой земли, избавить от страшных преследователей, а потом вернуться назад и вступить в последнюю смертельную схватку с врагами. Громкий всплеск отвлек Софию от раздумий - метрах в десяти от лодки вода забила фонтанчиками, забурлила, запенилась. Из темных глубин реки поднималось нечто - опутанные водорослями руки, запрокинутое к звездам Лицо, сияющие пурпурным огнем глаза...
- Нас нельзя уничтожить, София, - монстр поднялся над водой уже по пояс, - зачем же ты убила Анну?
- Возвращайся в бездну! - голос Софии слился со вторым выстрелом, и красноглазый демон, содрогнувшись, вновь ушел под воду.
По днищу лодки зашуршали ветви полузатопленных кустов. Подхватив корзину, София побежала по мелководью. Она спотыкалась, намокшая юбка хлестала по ногам, сковывала шаг. Чутье не обмануло женщину. Не успев преодолеть и сотни метров, она едва не столкнулась с шедшим навстречу рослым мужиком. Встревоженный выстрелами, он бросил рыбачить, решив разузнать, какая беда случилась на реке.
- Графиня... - мужик опешил. - София Сигизмундовна...
Она узнала Степана. Того кузнеца, что прошлым летом подковал ее лошадь, обронившую подкову во время памятной прогулки с... София отогнала щемяще-сладкие воспоминания:
- Степан, ради всего святого, помоги мне! Нет, не мне - невинному младенцу.
- Я... барыня... - Кузнец тянул время, пытаясь понять, куда клонит эта шальная, взбалмошная барынька. - Мы завсегда, ежели что...
- Ты должен отвезти ее в Петербург. Вот тут, в записочке, адрес. По дороге нигде не задерживайся, ни с кем не разговаривай. Передашь малышку в руки тому человеку, с которым видел меня, когда подковывал Лорину.
- Черноволосому?
- Да.
- Сдается мне, барыня, я кое-что понял.
София с трудом сдерживалась - дерзость мужика не знала предела. И все же голос ее звучал мягко:
- Степан, думай что хочешь, но спаси ребенка. Я умею быть благодарной. Когда ты вернешься из Петербурга с письмом того человека, твоя вольная будет лежать на моем столе. Я освобожу и твою семью.
- Губить дитятю негоже. Только вы барыня, верно, шутите, куда я поеду с грудным младенцем?
- Как мне тебя уговорить, упрямец! Или легче найти другого, посговорчивей?
- Не серчайте, барыня. Моя жинка дитё второй год кормит.
- Вот видишь, Степан, как все хорошо складывается, - София нашла силы улыбнуться, - вместе и поедете. Только не медли. Я сама вас провожу. На постоялом дворе ждет тройка, быстрая как ветер - домчит хоть на край земли. Только прошу тебя - сам правь, сам запрягай, ни с кем не говори и пуще чумы опасайся людей с красными искрами в глазах.
- Так то ж нелюди. С православным человеком такое отродясь не случится, даже если всю Масленицу в трактире прогуляет. Окосеет - да, но чтоб глаза искрили... Ох, не понять вас, господ... - пробормотал под нос Степан. - Только, барыня, без обману, бог накажет.
Они вышли на проселочную дорогу. София почти бежала, подстраиваясь под широкий шаг мужика, но так и не отдала ему драгоценную ношу.
Рассвело. Солнце еще касалось горизонта, но чувствовалось, что день будет знойным. София возвращалась полем. Страх отступил, и хотя под наливающимися соком колосьями в толще земли за ней следовали злобные нежити, женщина чувствовала себя счастливой. Она надеялась, что Сонечка вскоре будет в полной безопасности - отец сумеет защитить и воспитать малышку. София знала, что лишилась магической защиты серебряного талисмана, но это не омрачало ее радости. Обезопасив дочь, она обрела большее - спокойствие и теперь могла бестрепетно заглянуть в глаза Бездне.


Часть первая. Призрак из башни

Всё началось с появления Зинаиды Логиновой. Вообще каждый приезд Петькиной двоюродной сестры ознаменовывался необычными происшествиями, а порой и почти детективными историями. Однако все они не могли бы пойти ни в какое сравнение с тем, что произошло этим летом. Наверное, мой рассказ может показаться неправдоподобным и надуманным. Что ж - я сама с трудом верю, что происходящее не является кошмарным сном завсегдатая психбольницы.
За окном ясная морозная ночь, и звёзды, похожие на неподвижно повисшие снежинки, заглядывают в комнату. Я, Виктория Барышева, тринадцати с половиной лет от роду, сидя на кровати в собственной спальне, с трепетом ожидаю, когда стрелки часов подползут к роковым цифрам. На моих коленях лежит диктофон, и я шепотом, стараясь не разбудить родителей, рассказываю обо всём, что произошло за последние полгода. Но всё по порядку…
Шла вторая неделя летних каникул. Было жарко и скучно. Позавтракав, я задумалась, чем заняться - отправиться загорать на пруд или всей компанией махнуть на речку? Вода в реке намного чище, там можно вдоволь понырять и даже наловить перламутровых ракушек, но добираться туда надо в душном, пахнущем бензином автобусе. Пруд был рядом, но в него ежедневно погружали свои тела сотни, если не тысячи обитателей ближайших кварталов. Пока я раздумывала, в прихожей задребезжал телефон. Петька Толкачев сообщил хорошую новость - утром из Москвы прибыла его неугомонная сестренка. Зизи, а она предпочитала, чтобы ее звали именно так - имя Зинаида казалось ей старушечьим, - строила из себя крутую девчонку, была заводилой во всех компаниях и настоящим кошмаром для учителей. Скучать с ней не приходилось, Логинова всегда находила развлечения, и в ее обществе обычные каникулы превращались в сезон приключений. Я наскоро причесалась, вымыла посуду и приготовилась ждать гостей. Петька пообещал, что по дороге они зайдут за Сережкой Ивойловым, а это означало, что наша компания соберется в полном составе. Наконец в дверь позвонили.
- Приветик, Барышева! - Создание, стоявшее на пороге, имело такой продвинутый облик, что немедленно повергло меня в состояние лёгкого шока. За последние полгода Зизи здорово вымахала по всем направлениям, но потрясло иное - бывшая натуральная блондинка обзавелась невообразимой шевелюрой. Голову Логиновой украшал каскад красных, ярко-голубых и лиловых прядей, а на физиономии болтались блестящие побрякушки. Даже зубы заныли, стоило мне представить, сколько пришлось бы воевать с родителями, отстаивая хотя бы малую часть этого великолепия. Стоявшие позади Логиновой мальчишки почти превратились в невидимок. Во всяком случае, я их не замечала до того момента, пока Сережка не поинтересовался, можно ли пройти в дом.
Зизи прошлась по комнате, бесцеремонно осмотрела полки, письменный стол и, не найдя ничего нового, занялась моей скромной персоной:
- Есть конструктивное предложеньице, - она дотронулась до болтавшегося на моей шее медальона. - Не слишком стильная штуковина. Один мой знакомый отливает из серебра всякие фенечки, если твою бляху переплавить…
- И не думай. Это вроде семейной реликвии, я ношу ее чуть ли не с рождения. Если она пропадет, меня мама без пилы распилит.
- Как знаешь. Кстати, у меня возникла идея, - Зизи достала из болтавшегося на плече рюкзачка брошюру в яркой обложке, - утром на вокзале купила. Сей труд задал моим мыслям интересное направление.
Я прочитала название - "Путеводитель по геопатогенным зонам".
- Ну, и… - Петька вопросительно посмотрел на сестру.
- Дамы и господа, сей фолиант содержит бесценную информацию о вашем городе. Хотите узнать, где находятся датируемые тринадцатым веком захоронения погибших от чумы горожан? Выяснить, в каких районах города можно наблюдать полтергейст? Наконец, просто узнать названия улиц, на которых по статистике чаще всего ломают конечности?
- А зачем нам ломать ноги?
- Пойми, Петька, ломать будут другие, а мы станем наблюдать за этим процессом со стороны, - Зизи бегло перелистала страницы. - Третий километр шоссе на Москву пользуется дурной славой у автомобилистов. Регулярно происходящие на этом участке трассы "беспричинные" аварии уже унесли несколько человеческих жизней…
- Может, там видимость плохая, туманы или просто асфальт скверно положили, - предположил Толкачев.
- И в книге приводятся конкретные адреса? - перебил приятеля Сережка Ивойлов.
- В том-то и дело! Видите - схема. План города, на котором звездочками отмечены различные аномалии. Вот вам и культурный отдых на месяц. Будем исследовать геопатогенные зоны. Познакомимся с неведомым и таинственным. Может быть, встретим живое привидение.
- Они мертвые, - уточнил Петька.
- Кто?
- Привидения. Если бы они были живыми, они не могла бы считаться призраками.
- А если бы мертвыми, то не бродили бы по домам.
Идея Логиновой особенно понравилась Сережке Ивойлову. Последние месяцы он так основательно увлекся "ужастиками", что даже забросил свои любимые гонконгские боевики. Перспектива воплотить в жизнь голливудские кошмары и лично поучаствовать в поисках монстров, зомби и космических пришельцев его окрыляла. Он готов был идти за Логиновой куда угодно. Вечный скептик Петька Толкачев долго отнекивался, пытаясь втянуть сестру в спор о здравом смысле и отсутствии чудес в подлунном мире, но не выдержав бешеного напора Зизи и Сережки, согласился участвовать в их затее. Я поддержала их сразу, но без особого восторга. Рассказы о не нашедших покоя душах, вампирах и людях, в полнолуние становящихся волками, напоминали детские сказки, и вряд ли на них стоило тратить время. Впрочем, Зизи всегда умела делать из занудной мухи веселого слона, поэтому предполагалось, что мы не соскучимся во время поиска несуществующих чудовищ. Желая поддержать беседу, я спросила:
- И с чего же мы начнем?
- Создадим штаб. В нем будут храниться спецоборудование, отчеты о проделанной работе, вещественные доказательства вмешательства потусторонних сил. Где бы нам его разместить… - засунув большие пальцы за ремень обрезанных по колено джинсов, Логинова с сосредоточенным видом пару раз пересекла комнату по диагонали, - может быть… нет, или…
- А если хранить это дома?
- Пошло. Где таинственность, конспирация? Виктория, ты стала бы хранить секретные материалы в тумбочке у кровати? Дом на перекрестке Кутузовской и Пионерской еще не отремонтировали?
Петька отрицательно замотал головой. Зизи щелкнула пальцами обеих рук:
- Отлично! Башня над домом и станет резиденцией неустрашимых охотников за привидениями!
- Но почему там? - поинтересовался Ивойлов, мечтавший услышать новую сказочку. - Что, в башне геопатогенная зона?
Глаза у Зизи были крупные и совершенно невинные, она явно что-то задумала:
- В книге ничего не сказано о доме с башенкой. В этом его основное достоинство - наш штаб должен быть надежно защищен от всякой чертовщины, да и само место вполне романтично. Люблю простор, высоту. А ближайшая аномальная зона - это сквер с памятником Пушкину, про него написано: "Обратите внимание, на площадке перед фонтаном никогда не садятся голуби, будто бы избегая этого ничем не примечательного места".
Надо признать, Логинова была права. Монументальный "сталинский" дом, возвышавшийся на перекрестке двух главных улиц нашего города, давно привлекал к себе авантюристов среднего школьного возраста. Его жильцов расселили три года назад, поставив здание на капитальный ремонт. С тех пор оно ветшало, теряя стекла и штукатурку. Подъезды с парадными и черными ходами, многочисленные коробки магазинов, подвал и чердак с гордо возвышающейся над городом башенкой - необычная архитектура пустующего дома превратила его в идеальное место для развлечений. Естественно, взрослые строго-настрого запрещали нам туда наведываться, опасаясь бомжей и наркоманов, тусовавшихся в подвале. Прошлым летом вместе с Зизи и Петькой мы несколько раз проникали на запретную территорию, но на чердак слазить так и не удосужились.
Зизи высыпала на мою кровать груду хлама. Удивительно, сколько предметов могло уместиться в ее аккуратном рюкзачке! Проволочные рамки, самодельная доска для спиритических сеансов, свечки, какие-то блестящие шарики, кубики, веревочки, несколько карманных зеркал, компас, лупа, спички, фотоаппарат-"мыльница" - всего не перечислишь. Как пояснила главная охотница за привидениями, этот набор предназначался для выявления и исследования геопатогенных зон. Не понимаю, когда Логинова успела раздобыть столько барахла, если идея изучения паранормальных явлений возникла у нее утром, часа три-четыре назад? В последнюю очередь она бережно извлекла со дня рюкзачка фонарь, погладила его ребристую рукоятку и положила прямо на подушку. Мощный фонарь, настоящий маленький прожектор, служил предметом зависти всей нашей компании. Пробираться по темным лестницам, швыряя направо и налево сноп света, было действительно круто. Ради такого удовольствия стоило прогуляться в заброшенный дом.
Выйдя на улицу, мы запаслись продававшимся тут же, у самого подъезда, мороженым и отправились в путь. Жара превзошла худшие ожидания, и минут через пять я уже сожалела, что согласилась участвовать в игре. Пока мы бродили по городу, роняя на мягкий асфальт капли расплавленного мороженого, нормальные люди купались в прудах, фонтанах, ваннах или, сидя в тени зонта, наслаждались ледяной газировкой. Впрочем, зная упрямство и настойчивость Зинаиды Логиновой, можно было предположить, что выбора для нас не существовало - Зизи будто магнитом тянуло к заброшенному дому, а Петька, Сережка и я волей-неволей шли следом.


Наверх ↑




Поиск по сайту



Новости сайта

Архив новостей